Аналитический форум Общество О политике, морали и предубеждениях

О политике, морали и предубеждениях

Говорить о политике труднее всего. В основе сложности беседы лежат укоренившиеся во времени и воспроизводящиеся с течением времени клише о политике, которые мешают сочетанию здравого смысла, ситуации и контекста. Соответственно, одним из самых распространенных клише среди нас является то утверждение или предубеждение, что политика аморальна, и все политические деятели аморальны и лживы. Или, по крайней мере, в любой момент, исходя из своих интересов, они готовы фальсифицировать, лгать и обманывать граждан — своих избирателей. Но нет ли в этом утверждении ростков истины или реальности, и если да, то насколько они оправданы, а если их нет, то почему они так распространены в общественном мнении, в независимости от общества? Это реальность, которая почти стремится к универсализму и это утверждение можно увидеть по всему миру, в различных публичных дискуссиях — от групповых до индивидуальных).

Прежде всего, следует отметить, что ключевой сферой деятельности политики является коммуникация. Нет политики без коммуникации, и более важно то, что эта коммуникация должна быть публичной, потому что политика всегда публична. В семье нет политики, политика всегда находится на площади, среди равных или стремящихся к равенству. Речь политического деятеля всегда обращена к избирателю, к обществу. И когда говорится, что политические деятели обманывают и должны говорить правду, говорить о действительности, предполагается, что они фальсифицируют, не говорят то действительное, что думают, а говорят то, что по душе их избирателю. Итак, первое, что вытекает из этого принципа, — это парадокс коммуникации. Представьте на секунду о возможности коммуникации и ее нарушении, если бы все, и в первую очередь политические деятели, говорили бы о том, о чем думают. Это невозможно представить даже в самых простых, близких, персональных отношениях, не говоря уже о политической сфере, где еще меньше определенности и где она еще разнообразнее, если не все вопросы, имеют разные аргументы за и против. По мнению немецкого социолога Никала Лумана, в этом случае у нас были бы «этически бесценные политические деятели без политики» [i].

В основе всех этих предпосылок лежит следующее предположение о том, что основой или кодексом общения в области политики является мораль и ее принципы. То, что в политике должны быть только честные, невинные, правдивые и ортодоксальные фигуры, и что тогда все встанет на свои места и все найдет свое решение. Основа этого менталитета восходит еще к эпохе просвещения и европейской современности. Это заметил и объяснил немецкий политический теоретик, конституционалист Карл Шмитт. Говоря о периодах или этапах развития европейской мысли, он отмечает, что европейская мысль последовательно прошла следующие идеологические этапы — теологический, метафизический, гуманитарно-нравственный и, наконец, экономический. В своей статье «Эпоха деполитизации и нейтрализации» [ii] Шмитт отмечает, что для эпохи Просвещения характерно преобладание морально-гуманитарной сферы, хотя оно не исключает наличия других сфер. А это значит, что согласно этой логике весь позитив развития и процветания человечества связан с верховенством нравственно-гуманитарных идей в обществе, следовательно в случае их верховенства все будет идеально. Можно сказать, что если общество сталкивается с разными вызовами, то за счет превосходства гуманитарно-нравственной, образовательной и схожими с ними сферами оставшиеся вопросы и вызовы будут решены автоматически. По той же логике еще в раннем и позднем средневековье, когда преобладала богословская идея, было принято думать, что все хорошие и плохие реальности исходят от Бога — если, например, человек болен, то он разгневал Бога, или если он выздоровел, то Боги оказались милостивыми к нему. Логика доминирования экономического цикла предполагает, например, что если мы решим экономические проблемы, будем развивать экономику и производство, то и другие сферы, производные от этой, также будут развиваться.

В Шмиттских этапах и нравственно-гуманитарную эру возникает принцип верховенства морали и принцип подчинения политической сфере этой идее. То есть политики должны быть нравственными, не обманывать, не фальсифицировать, соблюдать правила и все будет хорошо. Но затем появляется Макиавелли и выдвигает «raison d’etat» — идею государственных интересов. То есть знать секрет, правду, но не озвучить (недоговаривать), то есть тактическая фальсификация для стратегического блага. Делать маленькое зло ради большого добра. Или иметь информацию о состоянии государства, но не иметь права (даже на уровне юридической ответственности) ее огласить.

Еще одно предположение, унаследованное от вышеупомянутых эпох, состоит в том, что нравственность является частью человеческой природы, и возникающие проблемы являются моральными — должны решаться в его рамках. Или другой принцип, как может политик или человек соблюдать нормы морали, если его не поощряют и не соблюдают остальные. Другой парадокс заключается в том, что проще действовать / жить честно, правдиво, потому что это несет меньшую информационную нагрузку. То есть, в случае лжи, вы всегда должны помнить, о чем вы солгали, в ваших контактах с другими людьми и в публичных выступлениях вы всегда должны помнить об этом. Луман, например, говорит об еще одном парадоксе, что честность и искренность нельзя передать напрямую. Например, если перед выступлением вы говорите, что будете говорить честно или не будете лгать, такая формулировка уже как минимум вызывает сомнение, но и обратное также невозможно. То есть как можно говорить о своей честности, не подчеркивая об этом.

Из всех этих вопросов, предпосылок и размышлений Луман выводит два парадокса: нравственность и общение. В первом случае парадокс состоит в том, что нравственность иногда требует аморальных действий, чтобы быть возможной. То есть нравственность и безнравственность находятся в диалектической связи. Другой, парадокс общения, заключается в том, чтобы говорить о честности, не говоря о честности, то есть общение о некоммуникабельности.

Вот эти огромные умственные проблемы, парадоксы и противоречия разрешаются, если мы признаем, что любая сфера автономна, имеет свою функциональную логику и одно не подчиняется другому. Другими словами, политика — это отдельная, автономная сфера, у нее есть свои правила, если хотите этику, измерения нравственности, которые не обязательно совпадают с нашими идеями или предрассудками. Например, при каких условиях одно действие в политике является моральным, а другое аморальным? В конце концов, политики руководствуются своими политическими интересами — идеей голосования и избирателя, и у них есть собственные представления об избирателях и об их моральном описании, по сути, они становятся пленниками этой замкнутой цепи. Представьте себе «нравственного» политика в «аморальном» обществе. С другой стороны, нужно помнить об одном из ключевых принципов демократических выборов и политики. Когда ты, как личность или партия, принимаешь право и возможность своего оппонента быть избранным, соответственно принимаешь и его моральное «равенство» по отношению к себе. Представьте себе ситуацию, когда партии или отдельные лица избираются не в соответствии с их программой, графиком ее реализации или группой для реализации, а в соответствии с их моральными принципами. Пример, по сути, показывает всю абсурдность и забавное состояние ситуации и описанного принципа.

Именно здесь мы увидим существенные изменения, которые привели к независимости политического этического кодекса от этического кодекса в других областях. Например, принцип «честной игры» в политике, в основе которого лежит спорт, и неудивительно, что политика и спорт часто отождествляются друг с другом. Таким образом, идею допинга можно отождествить с взяткой на выборах. Или этической нормой в науке может быть плагиат, и сразу давайте вспомним отставку президента США Ричарда Никсона и Уотергейтский кризис в связи с раскрытием прослушки демократов.

В заключение, мы видим, что политическая система не предназначена для управления стандартами морали другой сферой, а имеет свои собственные стандарты — этика / нравственность. И тот факт, что существует глубоко укоренившееся предубеждение о том, что все политики или большинство из них являются безнравственными лжецами, является переводом стандартов предыдущей эпохи в политическую сферу, которая долгое время была автономной сферой со своими собственными правилами. И стандарты религиозной нравственности не работают в этой области, потому что власть уже исходит не от бога. Более того, люди склонны к морализации, потому что кодекс морали, добро / зло, позволяет им принимать сторону добра против зла. Согласно известной презумпции «на вашем месте», все политики аморальны, лживы, взяточники и т. д., А народ честный, нравственный, законопослушный и т. д.

[i] Никлас Луман, Честность политиков, стр. 69-76, 69.
[ii] Шмитт Карл. Эпоха деполитизации и нейтрализации. Социологическое обозрение Том 1. № 2. 2001, стр. 48-58.

Автор: Гор Мадоян © Все права защищены.

Перевела: Алина Барсегян