Турция и Организация исламского сотрудничества: часть 3

Обсуждения проблемы Нагорного Карабаха в ОИС

После апрельской четырёхдневной войны резолюции, принятые на 13-ом саммите ОИС в отношении Нагорно-Карабахского конфликта, и создание контактной группы привлекли внимание армянского общества, что стало поводом рассмотреть в рамках данного исследования также Арцахский вопрос. Ниже мы попробуем представить позицию Организации исламского сотрудничества по Нагорно-Карабахскому конфликту и вовлечённость Турции в эту проблему.

Так, во время саммита ОИС, прошедшего с 13 по 14 марта 2008 года в Дакаре, была принята резолюция N 10/11 ОИС под заголовком “Агрессия Армянской Республики против Азербайджанской Республики”; в ней организация осуждала Армению за нарушение территориальной целостности Азербайджана, аннексию 20% её территорий, а действия по отношению к азербайджанским гражданам на оккупированной территории Азербайджана квалифицировались как преступление против человечества. Резолюция вновь подтверждала принятую в 2003 году на 10-ом саммите ОИС резолюцию 21/10, в частности включённый в неё пункт, который призывал РА выполнить 822, 853, 874 и 884 резолюции Совета безопасности ООН. Содержание резолюции 10/11 ОИС повторялось также в резолюции 10/37, принятой во время состоявшейся в Душанбе 37-ой ежегодной сессии Совета министров иностранных дел организации.

Документ состоял из трёх резолюций, относящихся к Нагорно-Карабахскому конфликту, первая из которых касалась политических проблем и квалифицировала Армению как агрессор, во второй резолюции обсуждалась финансовая и экономическая поддержка, которая должна быть оказана странами-членами ОИС стороне, ставшей жертвой агрессии, а третья резолюция осуждала уничтожение исламских памятников на исторической территории Азербайджана.

Во всех этих резолюциях неоднократно отмечалось, что ОИС и её члены должны принять необходимые меры в своих представительствах ООН и других зарубежных стран для защиты интересов Азербайджана и содействия “справедливому” решению проблемы. Кроме того, они призывали Совет Безопасности ООН признать тот факт, что Армения является агрессором. Государства-члены ОИС должны воздерживаться от оказания любой помощи Армении, в особенности военной поддержки, а также не позволять поставлять оружие через свою территорию третьему государству.

Фактически, ОИС стала единственной организацией, которая на официальном уровне квалифицирует Армянскую Республику как страна-агрессор. Учитывая это обстоятельство, Азербайджан пытается углубить отношения с ОИС, и если до занятия Ихсаноглу должности генерального секретаря Азербайджан не имел внушительного авторитета в организации, то после его в этом вопросе в значительной степени поддерживала и поддерживает Турция. В частности, это очевидно из интервью, данной Ихсаноглу новостному агентству “Trend”, где турецкий деятель придаёт значение тому, что Азербайджан осуществлял более активную деятельность в рамках организации с 2005 года. По его словам, “ОИС приветствует избрание Азербайджана в СБ ООН, отмечая, что в вопросе получения подобного статуса сыграла большую роль сотрудничество Азербайджана с ОИС”.

Результатом усилий Турции и Азербайджана стало также то, что после сессии министров иностранных дел ОИС 2010 года Нагорно-Карабахская проблема вошла в ряд проблем на повестке дня: она должна была постоянно ставиться на обсуждение во время встреч ОИС.

Последней инициативой турецко-азербайджанской дипломатии в рамках ОИС было обсуждение Нагорно-Карабахской проблемы во время 13-ого саммита, состоявшегося с 13 по 15 апреля 2016 года в Стамбуле. Нынешний генеральный секретарь ОИС Ияд Амин Мадани ещё во время апрельской четырёхдневной войны выразил своё беспокойство по отношению к проблеме, осудив армянскую сторону за оккупацию азербайджанских территорий, и вновь подтвердил позицию ОИС о незамедлительном, безоговорочном и полном выводе армянских сил из аннексированных территорий․ Подобная твёрдая позиция, по нашему мнению, была обусловлена тем, что предстоящий саммит организовывала Турция, а значит генеральный секретарь был склонен угодить ей.

16-ый и 17-ый пункты резолюции, принятой в результате саммита, относятся к Нагорно-Карабахскому конфликту. 16-ым пунктом вновь подтверждаются принятые за прошлые годы резолюции, связанные с агрессией Армении, предоставлением помощи Азербайджану, решением проблем согласно резолюциям ООН 1993 года.

В другом пункте говорится: “Конференция строго осуждает осуществляемые армянскими силами продолжительные атаки, в результате которых пострадало гражданское население, подверглись нападению мечети, погибли молящиеся верующие, и были разрушены социально-экономические инфраструктуры. Конференция поддерживает усилия Азербайджана по реагированию на эти атаки и защите своего мирного населения. Конференция призывает усилить давление на Армению политическими, экономическими и другими принудительными мерами, так чтобы агрессор подчинился требованиям и решениям ОИС”.

Из подобной формулировки становиться очевидно, что турецкая дипломатия желает задать карабахскому конфликту религиозный контекст, соответственно уложить проблему в рамки не только разрешения конфликта, но и борьбы за защиту ислама и тем самым получить поддержку мусульманских стран. Политический характер этой резолюции значительно отличается от прежних резолюций тем, что здесь вообще не упоминается название Минской группы ОБСЕ, тогда как в прежних случаях разрешение конфликта рассматривалось в рамках Минской группы, в частности через применение принципов Лиссабонского саммита.

Кроме того, резолюция призывает странам-участникам принять эффективные меры (в том числе установленные национальным законодательством), которые не позволят поставлять оружие в Армению, а также воспрепятствуют направленной против суверенитета и территориального единства Азербайджана деятельности гражданских и юридических лиц на территории стран-участниц. Фактически, из сказанного можно предположить, что подобным шагом Турция пытается создать механизм противодействия против возможного признания Нагорного Карабаха парламентами немусульманских стран.

А следующий механизм – это формирование контактной группы на уровне министров иностранных дел, занимающейся проблемой Карабаха, чем Турция преследует цель включить влиятельные арабские страны в процесс решения проблемы согласно резолюциям ООН 1993 года.

Пытаясь оценить эти турецко-азербайджанские дипломатические манёвры, отметим, что они состоялись после явного провала азербайджанской атаки. Следовательно, было необходимо как-то образом компенсировать этот военный провал дипломатическим путём. Подобным поводом стал саммит ОИС, на котором через антиармянские заявления турецко-азербайджанская сторона желала продемонстрировать, будто весь мусульманских мир осуждает агрессию армянской стороны и поддерживает Азербайджан. Что касается контактной группы, вспомним, что Турция всегда выказывала желание включится в формат Минской группы ОБСЕ. Так как этого ей не удалось, Турция теперь пытается другим способом принять посредническую миссию в Нагорно-Карабахском вопросе и, противодействуя Минский группе ОБСЕ, дать конфликту более “эффективное и справедливое решение”․

Мы считаем, что перенос этих громогласных заявлений на практическую плоскость не совсем реалистичен, учитывая тот факт, что Организация исламского сотрудничества ни разу не добивалась серьёзных успехов в разрешении конфликтов. Тем не менее, Армянская Республика вместо того, чтобы игнорировать значение этой организации на международной арене и в особенности в мусульманском мире, должна продолжить сотрудничать и осуществлять эффективную дипломатическую деятельность с теми государствами-членами ОИС, которые могут быть противовесом Турции в организации.

Резюмируя наше исследование, можем предвидеть, что амбиции Турции занять лидерские позиции рано или поздно приведут к противостоянию других влиятельных стран, имеющих подобные амбиции (Саудовская Аравия, Пакистан, Иран). Активная исламская политика Турции вызывают беспокойство в особенности у Саудовской Аравии. Будучи лидером арабского мира и классическим исламским государством, руководствующимся шариатом, Саудовская Аравия крайне негативно относится к тому, что Турция пытается экспортировать в мусульманские страны турецкую модель совместимости ислама и светского государства и принять на себя роль посредника в разрешении региональных конфликтов. В таком случае возникает вопрос, почему сегодня Саудовская Аравия заняла сдержанную и выжидающую позицию по отношению к Турции. Причиной, пожалуй, является тот известный факт, что наличие общего врага сближает соперников. Временный союз Саудовской Аравии и Турции имел существенное воздействие на гражданские войны и перевороты в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии. Этот союз соперников сохраниться до тех пор, пока не разрешён сирийский конфликт, а с другой стороны он имеет цель противодействовать Исламской Республике Иран, которая также имеет цели занять лидерские позиции в исламском мире. Антииранские пункты были включены даже в декларации 13-ого саммита ОИС, в частности утверждалось, что Иран содействует интернациональному терроризму, вмешивается во внутренние дела стран региона, а также членов организации: Бахрейна, Йемена, Сирии и Сомали.

Фактически, в последние годы реформы организации в основном решили поверхностные и структурные вопросы. Сегодня ОИС не в состоянии регулировать конфликты между своими членами. Более того, по причине вышеназванных проблем они имеют тенденцию обостриться в будущем.


 


Автор: Армине Мурадян (Armine Muradyan). © Все права защищены.

Перевела: Анна Акоджян.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here