10 стадий геноцида

Геноцид — это процесс, развивающийся в десять этапов, которые предсказуемы, но не являются неизбежными. На каждом этапе превентивные меры могут остановить его. Процесс не последовательный. Этапы могут протекать одновременно. Логично, что более поздним этапам должны предшествовать более ранние. Но все этапы продолжают иметь место на протяжении всего процесса.

  1. КЛАССИФИКАЦИЯ

Во всех культурах есть категории, которые разделяют людей на «мы и они» по этнической принадлежности, расе, религии или национальности: немцы и евреи, хуту и тутси. В биполярных обществах, в которых отсутствуют смешанные категории, таких как Руанда и Бурунди, вероятность геноцида наиболее высока.

Основной превентивной мерой на этой ранней стадии является развитие универсальных институтов, которые выходят за рамки этнических или расовых разногласий, активно поощряют толерантность и понимание и содействуют распространению классификаций, которые преодолевают разногласия. Римско-католическая церковь могла бы сыграть эту роль в Руанде, если бы она не была расколота теми же этническими разногласиями, что и руандийское общество. Продвижение общего языка в таких странах как Танзания, также способствовало развитию трансцендентной национальной идентичности. Этот поиск взаимопонимания жизненно важен для ранней профилактики геноцида.

  1. СИМВОЛИЗАЦИЯ

Мы даем названия или другие символы классификациям. Мы называем людей «евреями» или «цыганами» или различаем их по цвету или одежде; и применяем символы к членам групп. Классификация и символизация являются общечеловеческими и не обязательно приводят к геноциду, при условии, что они не ведут к дегуманизации. В сочетании с ненавистью, символы могут быть навязаны нежелательным членам групп-изгоев: желтая звезда для евреев при нацистском правлении, синий шарф для людей из Восточной зоны при режиме Красных кхмеров в Камбодже.

Чтобы бороться с символикой, символы ненависти, как и слова ненависти должны быть юридически запрещены (свастики в Германии). Групповая маркировка, такая как бандитская одежда или племенные шрамы, также могут быть запрещены. Проблема заключается в том, что правовые ограничения не будут действовать, если они не будут поддержаны популярным правоприменением. Хотя хуту и тутси были запрещенными словами в Бурунди до 1980-х годов, их заменили кодовые слова. Однако, при широкой поддержке отрицание символизации может быть действенным, как это было в Болгарии, где правительство отказалось предоставить достаточно желтых значков, и по крайней мере восемьдесят процентов евреев не носили их, тем самым лишая желтую звезду ее значения как нацистского символа евреев.

  1. ДИСКРИМИНАЦИЯ

 

Доминирующая группа использует закон, обычаи и политическую власть, чтобы отрицать права других групп. Бессильной группе не могут быть предоставлены полные гражданские права, право голоса или даже гражданство. Доминирующей группой движет идеология исключительности, которая лишает менее влиятельные группы их прав. Идеология выступает за монополизацию или расширение власти доминирующей группой. Это узаконивает виктимизацию более слабых групп. Сторонники идеологий исключительности часто харизматичны, выражают недовольство своих последователей, привлекают поддержку масс. Примеры включают Нюрнбергские законы 1935 года в нацистской Германии, которые лишали евреев немецкого гражданства и запрещали их трудоустройство правительством и университетами. Отказ в гражданстве мусульманскому меньшинству рохинджа в Бирме — актуальный пример.

Предотвращение дискриминации означает полные политические и гражданские права для всех групп общества. Дискриминация по признаку национальности, этнической принадлежности, расы или религии должна быть объявлена вне закона. Физические лица должны иметь право предъявлять иск государству, корпорациям и другим лицам в случае нарушения их прав.

  1. ДЕГУМАНИЗАЦИЯ

Одна группа отрицает человеческую сущность другой группы. Члены этой группы отождествляются с животными, паразитами, насекомыми или болезнями. Дегуманизация преодолевает нормальное человеческое отрицательное отношение к убийствам. На этой стадии пропаганда ненависти в печатных изданиях и на радиостанциях используется для унижения группы-жертвы. Группу большинства учат рассматривать представителей другой группы как нечто ниже, чем человек, и даже чуждых их обществу. Им внушают, что «Нам будет лучше без них». Бессильная группа может стать настолько обезличенной, что ее представителям фактически дают номера, а не имена, как евреям в лагерях смерти. Они приравниваются к грязи, нечистоте и безнравственности. Ненавистнические высказывания наполняют пропаганду официальных радио, газет и речей.

Для борьбы с дегуманизацией, надо отличить подстрекательство к геноциду от свободы слова. В геноцидальных обществах недостает конституционной защиты для уравновешивающих высказываний, и к ним следует относиться иначе, чем к демократиям. Местные и международные лидеры должны осудить использование риторики ненависти и сделать его культурно неприемлемым. Лидерам, которые подстрекают к геноциду, следует запретить международные поездки и заморозить их иностранные финансовые ресурсы. Радиостанции ненависти должны быть заглушены или закрыты, а пропаганда ненависти запрещена. Преступления на почве ненависти и злодеяния должны быть немедленно наказаны.

  1. ОРГАНИЗАЦИЯ

Геноцид всегда организован, обычно государством, часто используя ополченцев, чтобы обеспечить отрицание ответственности государства. (Примером является поддержка и вооружение суданским правительством «Джанджавида» в Дарфуре.) Иногда организация является неформальной (индуистские толпы во главе с местными РСС-боевиками во время индийского раздела) или децентрализованной (джихадистские террористические группы). Специальные подразделения армии или ополченцы часто обучены и вооружены. Государства и ополченцы закупают оружие, часто нарушая эмбарго ООН на их поставку, для содействия актам геноцида. Государства организуют тайную полицию, чтобы шпионить, арестовывать, пытать и убивать людей, подозреваемых в оппозиции политическим лидерам. Специальную подготовку проходят беспощадные ополченцы и специальные военные карательные подразделения.

Чтобы бороться с этой стадией, членство в геноцидальных ополчениях должно быть объявлено вне закона. Их лидеры должны быть лишены виз для поездок за границу, а их иностранные активы заморожены. ООН должна наложить эмбарго на поставки оружия правительствам и гражданам стран, причастных к геноцидальным расправам, и создать комиссии для расследования нарушений, как это было сделано в Руанде после геноцида, и использовать национальные правовые системы для судебного преследования тех, кто нарушает такие эмбарго.

  1. ПОЛЯРИЗАЦИЯ

 

Экстремисты разъединяют группы. Группы ненависти транслируют поляризационную пропаганду. Мотивации для нацеливания группы внушаются через средства массовой информации. Законы могут запрещать смешанные браки или социальное взаимодействие. Экстремистский терроризм преследует умеренных, запугивая и заставляя центр замолчать. Умеренные из собственной группы преступников наиболее способны остановить геноцид, поэтому их арестовывают и убивают первыми. Лидеры в целевых группах — следующие, кто будут арестованы и убиты. Доминирующая группа принимает чрезвычайные законы или указы, которые предоставляют им полную власть над целевой группой. Законы подрывают основные гражданские права и свободы. Целевые группы разоружаются, чтобы сделать их неспособными к самообороне и обеспечить полный контроль доминирующей группы.

Предотвращение может означать защиту безопасности умеренных лидеров или помощь правозащитным группам. Имущество экстремистов должно быть изъято, отказано им  в визах для международных поездок. Государственным переворотам со стороны экстремистов следует противостоять международными санкциями. Должны быть решительные возражения против разоружения оппозиционных групп. При необходимости они должны быть вооружены, чтобы защитить себя.

  1. ПОДГОТОВКА

Планы геноцидальных убийств готовы. Лидеры национальных или преступных групп планируют «Окончательное решение» для «вопроса» евреев, армян, тутси или другой целевой группы. Они часто используют эвфемизмы, чтобы скрыть свои намерения, например, называя свои цели «этнической чисткой», «очисткой» или «борьбой с терроризмом». Они строят армии, покупают оружие и обучают свои войска и ополчение. Они внушают населению страх перед группой-жертвой. Лидеры часто утверждают, что «если мы не убьем их, они убьют нас», маскируя геноцид как самооборону. Акты геноцида маскируются под противодействие повстанцам в случае продолжающегося вооруженного конфликта или гражданской войны. Внезапно усиливается подстрекательская риторика и пропаганда ненависти с целью создания страха перед другой группой. Политические процессы, такие как мирные соглашения, которые угрожают тотальному доминированию геноцидальной группы, или предстоящие выборы, которые могут стоить им контроля над общей властью, могут фактически спровоцировать геноцид.

Предотвращение подготовки может включать эмбарго на поставки оружия и комиссии по обеспечению их соблюдения. Оно должно включать наказание за подстрекательство и заговор с целью совершения геноцида — оба преступления согласно Статье 3 Конвенции о геноциде.

  1. ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

Жертвы определены и отделены из-за их этнической или религиозной принадлежности. Составлены списки смерти. В спонсируемом государством геноциде члены групп-жертв могут быть вынуждены носить идентифицирующие символы. Их имущество часто экспроприируется. Иногда их даже изолируют в гетто, депортируют в концентрационные лагеря или ограничивают в определенном регионе и морят голодом. Они намеренно лишены таких ресурсов, как вода или пища, чтобы медленно быть уничтожены. Осуществляются программы для предотвращения деторождения путем принудительной стерилизации или абортов. Детей насильно забирают у родителей. Основные права человека группы-жертвы систематически нарушаются в результате внесудебных убийств, пыток и принудительного перемещения. Геноцидальные убийства начинаются. Они являются актами геноцида, поскольку намеренно уничтожается часть группы. Организаторы следят за ситуацией։ вызывают ли подобные массовые убийства какую-либо международную реакцию. Если нет, то они понимают, что международное сообщество снова станет сторонним наблюдателем и допустит еще один геноцид.

На данной стадии необходимо объявить чрезвычайную ситуацию в связи с геноцидом. Если политическая воля великих держав, региональных альянсов, или Совета Безопасности ООН или Генеральной Ассамблеи ООН мобилизована, необходимо подготовить вооруженное международное вмешательство или предоставить группе-жертве основательное содействие для подготовки к самообороне. Гуманитарная помощь должна быть организована ООН и частными группами помощи для неизбежного притока беженцев.

  1. ИСТРЕБЛЕНИЕ

Начинается и быстро становится массовым убийством, которое по закону называется «геноцидом». Это «истребление» для убийц, потому что они не верят, что их жертвы имеют полностью человеческую сущность. Когда это финансируется государством, вооруженные силы часто работают с ополченцами, чтобы совершить убийство. Иногда геноцид приводит к убийствам из мести, в которых группы действуют друг против друга, создавая круговорот двустороннего геноцида (как в Бурунди). Акты геноцида демонстрируют, насколько обесчеловеченными стали жертвы. Уже мертвые тела расчленены; изнасилование используется как инструмент войны для генетического изменения и искоренения другой группы. Уничтожение культурных и религиозных ценностей используется, чтобы стереть след существования группы из истории. Эра «тотальной войны» началась во время Второй мировой войны. Бомбардировка не отличала гражданских лиц от некомбатантов. Гражданские войны, разразившиеся после окончания холодной войны, также не отделяли мирных жителей и комбатантов. Они стали результатом широкого распространения военных преступлений. Массовые изнасилования женщин и девочек стали характерной чертой всех современных геноцидов. Всех мужчин боеспособного возраста убивают во время некоторых геноцидов. Во всеобщем геноциде уничтожаются все члены целевой группы.

На данной стадии только быстрое и всеобщее вооруженное вмешательство может остановить геноцид. Должны быть созданы реальные безопасные районы или коридоры эвакуации беженцев с хорошо вооруженной международной защитой. (Небезопасная «безопасная» зона хуже, чем ничего вообще.) Постоянная бригада высокой готовности ООН, Силы быстрого реагирования ЕС или региональные силы должны быть уполномочены действовать Советом Безопасности ООН, если геноцид небольшой. Для более крупных вмешательств должна действовать многосторонняя сила, санкционированная ООН. Если Совет Безопасности ООН парализован, региональные альянсы должны действовать в любом случае в соответствии с главой VIII Устава ООН, или Генеральная Ассамблея ООН должна санкционировать действия в соответствии с резолюцией «Единство в пользу мира» (1950), которая была использована 13 раз для такого вооруженного вмешательства. С 2005 года международная ответственность защищать выходит за рамки узких интересов отдельных национальных государств. Если сильные страны не предоставят войска для прямого вмешательства, они должны обеспечить воздушные перевозки, оборудование и финансовые средства, необходимые для вмешательства региональных государств.

  1. ОТРИЦАНИЕ

Это последняя стадия, которая продолжается на протяжении всего процесса и всегда следует за геноцидом. Это один из самых надежных индикаторов дальнейших геноцидальных убийств. Лица, совершившие геноцид, раскапывают братские могилы, сжигают тела, пытаются скрыть улики и запугать свидетелей. Они отрицают, что совершили какие-либо преступления, и часто обвиняют жертв в том, что случилось. Они блокируют расследование преступлений и продолжают находиться у правления до тех пор, пока не будут отстранены от власти силой, когда будут бежать в изгнание. Там они остаются безнаказанными, как Пол Пот или Иди Амин, если только не будут захвачены в плен и не будет создан трибунал, чтобы судить их.

Лучший ответ на отрицание — наказание международным трибуналом или национальными судами. Там могут быть услышаны доказательства, а виновные наказаны. Трибуналы Югославии, Руанды или Сьерра-Леоне, трибунал по делу «красных кхмеров» в Камбодже или Международный уголовный суд не могут остановить худших геноцидальных убийц. Но при наличии политической воли для их ареста и судебного преследования некоторые могут быть привлечены к ответственности. По возможности, местное разбирательство должно обеспечивать форумы для слушаний доказательств против преступников, которые не были главными лидерами и планировщиками геноцида, с возможностями реституции и примирения. Руандийская судебная система «Гакака» — один из примеров. Правосудие должно сопровождаться просвещением в школах и средствах массовой информации о фактах геноцида, страданиях, которые он причинял своим жертвам, мотивах преступников и необходимости восстановления прав его жертв.

Оригинальный автор: Др. Грегори Стэнтон 


Перевела: Мери Бабаян (Mery Babayan) © Все права защищены.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here