Предварительный очерк

После исторического саммита ООН в сентябре 2015 года, 1 января 2016 года последовало официальное вступление в силу 17 целей Устойчивого развития и 169 стремлений[1]. Реализация этих целей не имеет юридической силы, но от стран-членов ООН ожидается разработка, осуществление и обеспечение мониторинга соответствующих мероприятий и программ..

Девятая [2] из 17 целей Устойчивого развития — это «создание устойчивой инфраструктуры, поддержание развития инклюзивной и устойчивой промышленности и продвижение инновации». Инновация более подробно представляется следующим образом: «Расширять научно-исследовательские работы, модернизировать технологические возможности во всех отраслях во всех странах, в особенности в развивающихся странах, в том числе до 2030 года поощрять инновации и значительно увеличить количество сотрудников научно-исследовательской и развивающихся сфер на 1 млн человек, увеличить государственные и частные расходы на ведение научно-исследовательских и развивающих работ». Отсюда выберим 2 ключевых слова, по которым мы попытаемся продолжить дальнейшее  обсуждение: инновация и Исследование и Разработка (Research and Development(R&D)). 

R&D: комментирование и связь с инновацией

В 1980-е, когда традиционные экономические подходы подвергались еще большей критике, широкое распространение получили обсуждения о подходах и определениях известного австрийского экономиста Йозефа Шумпетера, где основные акценты делались на инновации, предпринимательство, на их взаимосвязь и на Шумпетерскую модель экономического роста. В контексте инновации, которая являются фундаментальным камнем шумпетерской модели экономического роста, выделяется и большое внимание уделяется изучению R&D и важности ее роли в инновациях. А в видении, установленном в ООН, инновация и R&D воспринимаются как средства достижения целей устойчивого развития, требуя от стран увеличить количество работников этой сферы, а также соотношения расходов R&D к ВВП.

Инвестопедию определяет R&D как затраты, которые «связаны с изучением и разработкой товаров и услуг компании. Компания, в целом, несет расходы в процессе поиска и создания новых товаров и услуг»[3].

В свою очередь, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) отмечает , что этот процесс должен быть новым, творческим, непонятным в своем результате, систематическим и передаваемым и/или воспроизводимым [4]. То есть это расходы, которые берет на себя бизнес (также государство, университеты, научно-исследовательские центры, некоммерческие организации, но исходя из цели материала, сделаем акцент на сферу бизнес), ожидая еще больших результатов, что в свою очередь, по сути, кроме, например, увеличения прибыльности, создает также другие благоприятные явления, которые обсудим далее.

По сей день, для анализа экономистов являются ключевым соотношение расходов R&D к ВВП, количество расходов на душу населения, а также влияние налогового фактора на эти расходы и денежные инвестиции государства.

Так как инновации и R&D инвестиции обсуждаются одновременно, будет сложно представить дискуссию без обсуждения экосистемы стартапов и возможных предложений в этом направлении. Стартап, как основной гвоздь инновации, активизировался в РА в последнем десятилетии. Это особенно связано с развитием венчурного финансирования (государственные инвестиции по большому счёту способствовали также развитию данного сектора), позицией армянских компаний на международных рынках, с увеличением объёмов альтернативного финансирования (согласно данным Кембриджского центра альтернативного финансирования [5], РА является девятым в мире по объему альтернативных финансов на душу населения), а также применением некоторых законодательных урегулирований и налоговых льгот. Такое отношение к новичкам на рынке приписывается различным прикладным исследованиям. Например, экономист Дэвид Розенберг, опираясь на исторический и практический опыт, отмечает, что технологическая инновация в различных индустриях сильнее развивалось благодаря новым участникам рынка. Пожалуй, это одна из причин, почему в мире предпринимательству уделяют такое большое внимание.

Многие экономисты же, такие как Кент Дэниел и Шеридан Титман, в своей книге «Реакции рынка на материальную и нематериальную информацию (Market Reactions to Tangible and Intangible Information)» [6] отмечают, что компании, которые проявляют большую активность в вопросе инвестиции в R&D, более вероятно, что будут пользоваться благами технической инновации, что положительно повлияет на рыночную стоимость компании.

Это приводит к тому, что для развития инновации государства начинают инвестировать большие деньги в сферу R&D и делать их более привлекательными для компаний, внедряя разные законодательные проекты. 

Современные проблемы связанные с R&D

Подходы стран к применению, продвижению и понятию R&D разные, что иногда порождает некоторые проблемы или выбор неправильных альтернативных вариантов. Одна из современных проблем, то, что с точки зрения технологической инновации, а также R&D, в центре внимания государств, в основном, продолжают оставаться маленькие компании. Примечательна статья «Harvard business review» на эту проблему. Выделим два ключевых вопроса из исследования Энн Мари-Нот (Ann Marie Knott):

  • По мнению автора, крупные компании делают инвестиции в R&D на 5.75 раза больше, чем маленькие компании. Пожалуй, это связано с рядом факторов, в частности, с наличием финансовых ресурсов, опытности, высокой эффективностью человеческого капитала, что и влияет на перевод акцента политики, разработанной государствами на малые компании. Однако, интересно, что коэффициент исследования (research quotient) больших компаний (рассматривается как способность получать доходы от инвестиций R&D), на 13% выше по сравнению с маленькими компаниями.
  • Автор ссылается также на исследование авторитетного журнала «Inc. 500 companies» [8], где отмечается, что более 50% основателей стартапов, получили свои бизнес-идеи из той сферы, где они работали. То есть, одним из источников инновационных идей являются именно крупные бизнесы, которые, по сути, по большому счету остаются за рамками привилегий.

Следующая из проблем – капитализация затрат R&D. Капитальные расходы, это обычно расходы, которые несут организации в результате которых, по сути, создается новая стоимость, и в результате эти расходы отражаются в бухгалтерском балансе как актив. Это предполагает, что эти расходы, например, в отличии от маркетинговых расходов, не признаются как расход, а капитализируются. То есть, добавляются к стоимости любого актива компании или указывают начальную стоимость полученного актива, а затем в течении определенного периода времени начинают амортизировать эти расходы .

Дело в том, что в результате затрат R&D часто создается нематериальный актив, который компания может использовать и получить рост экономических выгод. В то время когда речь доходит до сравнения IFRS (Международные стандарты финансовой отчетности МСФО) и US GAAP (Общепринятые принципы бухгалтерского учета), по которым компании ведут бухгалтерский учет (речь идет об американской реалии), возникают существенные различия. МСФО, которые основаны на применении принципов, позволяют капитализировать затраты R&D, если они соответствуют установленным критериям и предполагается, что в результате этого на рынок введен новый актив. В время как основанный на правилах US GAAP устанавливает, что эти затраты должны быть признаны как расход в том отчетном периоде, к которому они приписываются. Основные проблемы, которые дают повод для размышления, следующие:

  • GAAP определяет выполнение расходов R&D и признание этих расходов в том же отчетном периоде, в то время как доходы от этих расходов по большому счету получаются в другом периоде. Это вызывает некое противоречие с точки зрения управленческого учета, а также с точки зрения соответствия принципа бухгалтерского учета и метода зачисления.
  • Если они направлены на создания актива, то организации более заинтересованы осуществить капитализацию затрат R&D и амортизацию. То есть, организациям выгодно отражать эти расходы не в отчете о комплексных финансовых результатах, а в отчете о финансовом положении (Отчет о прибыли или об убытках). Например, организация производит продукт типа X, одна из частей которого пластик какого-либо типа, и она хочет увеличить прочность этого продукта. С этой целью она может осуществить расходы R&D и найти новый тип пластика или какой-нибудь другой материал, который будет прочнее. Поскольку, в результате расходов R&D, качество/свойства данной продукции изменилось/изменились, то капитализация этих исследовательских расходов принципиально оправдана.

Это также создает проблему с точки зрения финансового анализа компании. Например, сравнивая показатели прибыльности в похожих отраслях индустрии, то заметим, что один из них, выполняя расходы R&D и сокращая их из валовой выручки, в результате получил меньше прибыли, чем аналогичная другая компания, которая не осуществляла таких расходов, однако, например, с точки зрения M&A (слияние и приобретение), наличие R&D может иметь большое значение.

Пожалуй, противоречий и дискуссий довольно много, и специалисты пока не пришли к консенсусу. Тем не менее, этим расходам необходимо уделить внимание также с налоговой точки зрения. По сути, с точки зрения финансового учета, компании подчиняются МСФО, а налоговые «правила игры» устанавливает государство, и здесь международный опыт используется в основном при необходимости для реализации проекций и для постоянного мониторинга налоговой политики. Особенностью же налоговой политики и методологии является то, что она исторически считалась «привилегией» независимости государства. Пожалуй, это одна из причин, по которой ЕС применяет подход систематизации налоговой политики, а не подход гармонизации

Налоговая политика по продвижению R&D: Мир и Армения

Уже несколько десятилетий, как технологический и глобализирующийся мир продолжает принимать и развивать идею и применение такс кредитов (отныне – налоговый кредит). Сначала попытаемся понять, что такое налоговые кредиты и поговорим о налоговых кредитах R&D (есть налоговые кредиты и для бизнесов, и для физических лиц, но мы обсудим с точки зрения бизнеса).

С точки зрения налоговых вычетов, налоговыми кредитами являются те затраты, которые вычитаются не из валового дохода, а из суммы налогового обязательства (в основном применяются в США, Великобритании и ряде стран ЕС). Например, если в США компания потратила на R&D $10,000, а валовый доход составил $100,000, то для определения налогового обязательства, вместо того чтобы из $100,000 вычитать $10,000 и на основе полученной налоговой базы рассчитать ставку налога на прибыль в 18% (кредит применяется к обязательству, возникающему из различных видов налогов, налог на прибыль указан для простого объяснения примера) и получить $16,200, мы применим ставку налога на прибыль в размере $100,000, получим $18,000, затем из полученной суммы налогового обязательства вычтем $10,000 потраченные на R&D и получим $8,000, которые и будут окончательной суммой налогового обязательства компании. Получается, что с помощью налогового кредита R&D, компания заплатила на $8,200 меньше налога, что однозначно выгодно для бизнеса. Это, пожалуй, относится к компаниям программного обеспечения, инженерным, экологическим компаниям, к компаниям биологических наук, производственным и дизайнерским компаниям, валовые доходы которых за данный налоговый год не превышает $5 миллионов. Компании за один налоговый год могут вычесть из налоговых обязательств до $250,000 R&D [9]. Основная цель этого – развитие научно-исследовательской мысли и ее сохранение внутри страны, а также продвижение инновации.

Применение ставки подоходного налога в размере 10% вызывает некоторые вопросы. По сути, потребность в налоговых льготах связана с развитием IT-компаний, и 0% налога на прибыль однозначно направлено на это и дает толчок развитию. Однако снижение ставки подоходного налога нацелено не на компании, а на физических лиц, потому что для компании, по сути, зарплата – это полный расход, и компания всего лишь является налоговым агентом, для уплаты подоходного налога вместо физического лица, и по сути, работодателю не так важно, какой налог будет платить работник из этой суммы. Это также может привести к искусственному перемещению рабочей силы из одной сферы в другую. Думаем, вместо этого, было бы целесообразнее применение налоговых кредитов. Обоснуем, почему:

  • В РА в 2020 году среднемесячная номинальная зарплата составила 186410.0 драмов [10], а по неофициальным данным [11] средняя зарплата работников ИТ колеблется в пределах 400-480 тыс. драмов, при этом в сфере образования зарплаты самые низкие. Поэтому льготы по подоходному налогу больше нужны сфере образования. При этом, как отмечалось выше, часть R&D обеспечивается научно-исследовательскими центрами и университетами.
  • Специалистами часто обсуждаются преимущества и недостатки налоговых кредитов. В частности, налоговый кредит R&D рассматривается как льгота опять-таки для сотрудников. Дело в том, что что большая часть расходов сферы R&D направляется на зарплаты инженеров, ученых. Экономист Остан Голсби [12] обращается к этому вопросу и отмечает, что до 50% этих затрат направляются на оплату труда, одновременно отмечая, что «В этом смысле, политика R&D направлена не настолько на развитие инновации, сколько на вознаграждения человеческого капитала ученых».

Соглашаясь с этой точкой зрения, отметим, что увеличение научного потенциала в РА и развитие быстрым темпом прикладных наук, также представляет собой большую необходимость, особенно в корпоративной сфере. В докладе 2017 года фонда «Инкубатор предприятий» отмечается, что 77% из опрошенных компаний, как основное препятствие осуществления ИКТ деятельности, отметили нехватку высококвалифицированных работников. По данным же офиса ООН в Армении [13], в РА R&D составляет всего 0.24% ВВП, а количество специалистов в области R&D на миллион населения составляет всего 1231 человек, а государству приходится самая большая часть этих затрат. Если сравним с соседней Грузией [14], то по соотношению специалистов и мужского, и женского пола, по соотношению и на миллион населения, и на ВВП разница невелика, в то время как основная разница в том, что в Грузии самый большой сектор, который тратится на эту сферу, это университеты.

Учитывая вышеупомянутые наблюдения и обсуждения, а также исходя из необходимости продолжительности инновации в экономике и эффективности внедрения разных налоговых механизмов, считаем, что введение налоговых кредитов, разработка и реализация налоговой политики, дадут РА возможность выполнять свои «обязательства» на международном уровне, продвигать развитие научно-исследовательской мысли и продолжительный рост стартап-экосистемы, в результате превращая РА не только постсоветской, но и европейской «Силиконовой долиной».



  1. Налоговый кодекс РА 
  2. Фонд «Инкубатор предприятий»: «ИКТ сфера в Армении», 2017, 2018
  3. European Commission: A Study on R&D Tax Incentives Annex: Country fiches, 2014
    https://ec.europa.eu/taxation_customs/sites/taxation/files/resources/documents/taxation/gen_info/economic_analysis/tax_papers/country_fiches.pdf
  4. Rachel Griffith: How important is business r&d for economic growth and should the government subsidise it? 2000
    https://www.ifs.org.uk/bns/bn12.pdf
  5. Pierre Mohnen: The effectiveness of R&D tax incentives, 2013
    https://ec.europa.eu/competition/state_aid/legislation/workshop_rdi_pm_en.pdf
  6. OECD Library: Productivity Measurement and Analysis, 2008 https://www.oecd-ilibrary.org/economics/productivity-measurement-and-analysis/empirical-analysis-of-the-effects-of-r-d-on-productivity_9789264044616-17-en;jsessionid=Ti755NEtvH7vSHZRb5_4NzbA.ip-10-240-5-87
  7. Nirupama Rao: Do tax credits stimulate R&D spending? The effect of the R&D tax credit in its first decade, 2016
    https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S0047272716300482
  8. Andi Duqi, Riccardo Mirti, Giuseppe Torluccio:  An analysis of the RD effect on stock returns for European listed firms, 2011
    https://mpra.ub.uni-muenchen.de/40012/1/MPRA_paper_40012.pdf
  9. Alexander Klemm: Causes, Benefits, and Risks of Business Tax Incentives, 2009
    https://asean.elibrary.imf.org/view/IMF001/09873-9781451871685/09873-9781451871685/09873-9781451871685_A001.xml?redirect=true&redirect=true


Автор: Айк Калантарян. © Все права защищены.
Перевела: Алина Барсегян