Нравственность устанавливают победители

Photo: http://www.vox.com/
Photo: http://www.vox.com/

Существует такое выражение: «Историю пишут победители». Однако реальность гораздо более жестока: нравственность, сферы ее охватывания и ее суть тоже устанавливают победители. Для обоснования этой теории мы обратимся к известнейшему событию античной эпохи: к убийству Юлия Цезаря и к образу Брута. Носначалапредставим систематизированный результат небольшого опроса, который был проведен накануне подготовки данной аналитической работы[i].

В опросе приняли участие 150 человек из 23 стран. Они отвечали на два главных вопроса:

  1. Кем был по-вашему Юлий Цезарь?
  2. Великим предводителем
  3. Узурпатором
  4. Тираном
  5. Ваш вариант

  1. Кем был по-вашему Марк Брут?
  2. Предателем
  3. Героем
  4. Не знаком(а)
  5. Ваш вариант

Таким образом, по результатам опроса можно предположить, что по мнению абсолютного большинства опрошенных Цезарь является великим вождем, а Брут – изменником. Подобные результаты вызывают улыбку специалистов, занимающихся изучением того периода, так как они довольно далеки от исторических фактов и являются результатом совершенно других факторов.

Исторический обзор в не очень известных подробностях

Здесь речь пойдет не о политических процессах в данный исторический период, учитывая то, что читатель хорошо о них осведомлен. Речь пойдет о некоторых специфических сторонах и об их оценках, которые малоизвестны. Когда Цезарь со своим войском переходит реку Рубикон, разделяющую доверенные ему провинции от Италии, он фактически совершает государственную измену. Сражаясь с законно избранным и легитимным консулом Помпеем, а далее и с несколькими сенаторами (Катон и др.), он только усугублял эту измену. Не стоит также забывать, что он либо сам был участником убийства последних, либо довел их до самоубийства. Он силой захватывает власть в республике и тем самым фактически совершает еще и государственный переворот, начинает быстрыми темпами разрушать основы пятивекового государства. В 44 г. до н. э. Юлий Цезарь провозглашается пожизненным диктатором и фактически становится верховным правителем страны, подготавливая трансформацию Римской республики в наследственную монархию. Это было для римлянина не только государственной изменой и государственным переворотом, но и святотатством, так как республика и ее институты были сакрализованы в глазах жителей и особенно верхнего слоя общества.

Свидетелем всего этого был Марк Брут, молодой аристократ из одного из старейших и знатнейших родов Рима, дома Юниев, наследник Луция Брута, древнего римского деятеля, который за 4 века до описываемых действий свергнул с престола последнего римского короля и стал одним из основателей Римской республики[ii]. Его род стал не только ярым защитником республики, но и одним из ее символов[iii]. И вот, этот всесторонне развитый и чрезвычайно грамотный для своих лет молодой человек, который имел перед собой пример подвигов и семейных обязательств своих предков, становится главным предметом внимания сенатской верхушки. Бо՛льшая часть сенаторов опять связывала спасение республики с родом Юниев. Марк Брут с самого начала показывал, кому он дает предпочтение, когда во время гражданской войны между Цезарем и Помпеем перешел на сторону последнего. Однако позднее Цезарь помиловал его, и он вернулся в Рим. Брут стал одним из организаторов и непосредственных участников убийства диктатора, которое произошло в марте 44 г. до н.э. Целью заговорщиков было восстановление республики и свержение тирании Цезаря. С юридической точки зрения это можно даже квалифицировать как смертную казнь, так как Цезарь, совершив государственную измену, уже был обречен на смерть. После убийсва Цезаря Брут уезжает в Македонию, где он собирает армию для борьбы с политическими эпигонами Цезаря, Марком Антонием и Октавианом Цезарем. В ноябре 42 г. до н. э. он сразился с ними при Филиппах, по случайному стечению обстоятельств потерпел поражение и покончил жизнь самоубийством. Эти события оказали огромное воздействие на дальнейшую историю Рима и на западное мышление в целом.

Таким образом, эта история во многом не соответствует нашим представлениям, которые являются результатом влияния голливудских фильмов и художественных произведений.

Иуда VS Sic semper tyrannis

После победы фракции Цезарианцев в гражданской войне образ Брута стал символом измены и был демонизирован. Позднее это представление было унаследовано европейской цивилизацией особенно в христианстве.

К данной теме обратилось огромное число авторов, и именно они в большей степени сформулировали отношение широких общественных слоев к нашему герою. Однако дело в том, что среди этих авторов отсутствует единогласие, а иногда они даже противоречат друг другу.

Данте Шекспир Христианские схоласты Вольтер Деятели позднего Возраждения, Микеланджело[iv] Жан Жак Руссо Раффи[v] Отцы-основатели США

Негативное отношение к Бруту отчетливо выражено в «Божественной комедии» Данте, в которой он изображает Брута в числе самых отрицательных персонажей в истории и отождествляет со злом.

Одно из высказываний в произведении Шекспира «Юлий Цезарь» («И ты, Брут?») оставляет на читателях впечатление того, что Брут был изменником. И вообще, авторы, находящиеся под сильным влиянием христианства, постоянно изображали Брута негативным и безнравственным[vi], сравнивая его с Иудой.

С другой стороны, начиная с эпохи позднего возрождения и просвещения, в более интеллектуальных кругах намечается революция в связи с этим вопросом. Брута изображают от чрезвычайно умеренно положительного образа (напр. Вольтер, который рядом с Цезарем, наделенным положительными и уникальными качествами, придает некоторые положительные черты и Бруту) до героизации личности ( как Руссо, который в одном из своих писем пишет: «В античном мире последний по праву является образом уникального величия», и также сожалеет, что не смог написать какой-нибудь великий труд на эту тему) и абсолютизации (напр. Отцы-основатели США, которые не только считали его героем, но и уникальным образцом достойного гражданина и свободной личности). Широкое распространение в их кругах получает фикция, приписываемая Бруту: «Sic sempe rtyrannis», что значит «такова учесть тиранов». Таким образом, с одной стороны, Данте и Шекспир, а с другой – Руссо и Отцы-основатели США, проявляют к Бруту геометрически противоположное отношение.

Историю пишут победители, нравственность тоже устанавливается ими

В гражданской войне, разгоревшейся после убийства Цезаря, победили сторонники Цезаря, которые, вначале не пошли по выбранному Цезарем пути, но тем не менее обожествили его образ и в дальнейшем превратили его в образец примерного римлянина и сакрализированного предка. В результате всего этого, естественно, Брута начали воспринимать как отрицательного героя и безнравственного человека.

В императорской системе высоко ценились личная верность а не великие идеи и преданность родине. Вот откуда идет раскол авторов на два лагеря: с одной стороны, роялисты, которые видят в поступках Брута измену правителю и ”отцу’’ – Цезарю. С другой стороны, либералы и республиканцы, которые видят в содеянном борьбу свободы против деспотизма, не останавливающегося ни перед чем. С утверждением республиканской традиции образ Брута в литературе становится все более героическим.

Возникает вопрос: почему же в опросе было зафиксировано такое негативное отношение к Бруту[vii]? Ответ находится в истории христианства. Известно, что христианство было принято Римской Империей в качестве государственной религии и, естественно, было отредактировано в пользу императорской власти и отчасти приведено в соответствие с ее нравственными и правовыми нормами[viii]. Одной из этих норм являлось продолжение линии личной верности правителю, а так же демонизация Брута, как борца за свободу и отождествление его с Иудой.

Большая часть людей при составлении некого представления о том или ином деятеле в основном руководствуются моральными принципами. В то время как:

а) нравственность изменчива и в разные эпохи даже может быть противоречивой: то, что может быть неприемлемым с точки зрения наших нравственных представлений, было абсолютной нормой в определенные исторические периоды;

б) разные моральные кодексы могут существовать даже одновременно в зависимости от того, в каком обществе какая из сил одержала победу: например, роялисты, или республиканцы? Так как подобно истории, нравственность тоже решают победители и властвующие силы, применяя различные факторы: религия, культура, законы.

Нравственность – явление относительное как во времени, так и в пространстве. По одному нравственному формату, Брут предатель, по другому – герой. Вопрос здесь в том, у кого в руках власть. Таким образом представители либерального общества фактически отличаются от нелиберальных также и нравственно: у них иные ценности и иная суть.

Обобщение

Марк Брут считается предателем, но он считается и героем. Это своеобразный показатель нравственного восприятия общества или мыслящего человека. Речь не идет об изучении исторических подробностей, а об оценке явления, которая дается на основании своеобразных, в основном коллективных представлений о сформировавшейся системе ценностей и нравственности. Эти коллективные представления характеризуют не только человека, но и общественный строй, его онтологические подходы и нужды.

Проекция

В конце будет целесообразно перевести все вышесказанное на современную реальность. Если принять за основу тезис, что нравственность устанавливается властью, то многие проблемы нашей действительности станут намного понятнее. Тот всеобщий декаданс и обесценивание духовного, которое ощущается в нашей действительности, эта тотальная материалистичность с трагичной постановкой вопроса: «А какая в этом выгода?», являются также результатом нравственного формата, установленного победителями, т.е. властью. Все это не совершается наперекор кому-либо и ради чего-то, просто таковы нравственность и мировосприятие этой группы людей. И они, будучи победителями в данном обществе, диктуют норму нравственности. Как уже стало видно из нашего исторического анализа, эту закономерность можно изменить, даже не будучи представителем власти. В этом и заключается роль просветительской интеллигенции (деятели эпохи возрождения, энциклопедисты и др). Новое поколение, которое образует в обществе соответствующую волю и внутреннюю силу, наряду с множеством других достижений, меняет устаревший или нецелесообразный формат нравственности и тех, кто ее диктует. То есть этот круг не замыкается, и общество можно подготовить к тому, чтобы оно избавило себя от победителей, развращающих его, пусть даже и насильственным образом. Как правило, по-другому и не бывает, так как нельзя построить будущее, не разрывая связи с прошлым. Это происходит тогда, когда уже невозможно продолжать жить по-старому и люди это осознают.

И когда такой день настанет в Армении, мы тоже воскликнем: «Sic simper tyrannis…»


  1. Данте Алигьери, Божественная комедия,перевод М.Лозинского,Москва, «Правда», 1982
  2. Вильям Шекспир, «Комедии, Хроники, Трагедии», Том 1-ый, «Юлий Цезарь». Перевод с английского, Москва, ХЛ, 1988
  1. Жан-Жак Руссо, Избранные сочинения в трех томах, Москва, ГИХЛ, 1961
  2. Ф. Фукуяма, Конец истории и последний человек, Москва, АСТ, 2015
  1. Аппиан. Гражданские войны, Пер. Под ред. С.А. Жебелева и О.О. Крюгера.
  2. Дион Кассий «Римская история», Практикум по истории древнего мира в двух частях, ч. 2, Под.ред. И.С. Свенцицкой, Москва, 1988.
  3. Тацит, Анналы, перевод А.С. Бобович, Москва, 1993.
  4. Voltaire «Death of Caesar», Translated and Adapted by Frank J. Morlock, C., 2003
  5. The Constitution of the United States of America and Selected wirtings of the founding fathers, New York, Barnes and Noble, 2012
  6. Jacob Boehme, http://www.passtheword.org/Jacob-Boehme/
  7. Encyclopedia Britannica, http://www.britannica.com/
  8. Энциклопедия искусства, http://www.artprojekt.ru/
  9. Новая философская энциклопедияhttp://iph.ras.ru/enc.htm


[i] В данном случае можно выделить три формы восприятия – повседневное восприятие, результаты которого представлены в этом опросе. Научное, к которому мы не будем обращаться. Идейно-политическое, о котором и будет сам анализ.

[ii]Примечательно, что Луций Брут тоже пожертвовал своими родными ради республики. Он приказал убить двух своих сыновей, которые предали недавно созданную республику и перешли на сторону последнего короля. После этого он так и не смог обрести былое духовное здоровье и бодрость.

[iii] Существует легенда, согласно которой корону последнего короля Рима сплавали и из нее сделали кольцо для Луция Брута, которое в течение 400 лет передавалось хранителям республики – Роду Юниев – из поколения в поколение, и дошло до Марка, а после его самоубийства и падения республики, было утеряно.

[iv]Микеланджело начал работать над бюстом Брута, однако оставил его незаконченным, боясь преследований со стороны властей, так как в Италии того периода республиканские идеи не приветствовались. Но даже неоконченный бюст впечатлет и показывает особое отношение скульптора к герою нашего анализа.

[v]Исторический роман Раффи «Самвел» имеет много общего с историей Брута и, что важнее, у Раффи образ Самвела, убившего отца ради своей родины, является положительным.

[vi]При этом главным обстоятельством здесь является не само убийство, а способ его совершения:заговор и нападение вооруженной толпы на безоружного человека.

[vii]Примечательно, что участники опроса из США в основном называли Брута героем, а проголосовавшие представители стран старого света – изменником.

[viii]Пожалуй, лучшими примерами этого являются особые союзы, заключенные императорами Константином Великим и Юстинианом с церковью, с помощью которых применялся христианский формат организации общественной жизни.


Автор: Арег Кочинян (AregKochinyan). © Все права защищены.

Перевела: Мариам Арутюнян.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here