Искусственный интеллект․Как мир меняется

Искусственный интеллект Как мир меняется?

Является ли искусственный интеллект (в дальнейшем ИИ) подарком человечеству или проклятием? Эта дискуссия уже давно обсуждается и остается актуальной. «Вторжение» ИИ в человеческую экосистему уже не является неоспоримым фактом. Его области применения многочисленны и разнообразны, включая здравоохранение, управление, военные, финансовые и экономические приложения, рекламу, искусство и так далее. В то же время ИИ, проникая в экономическую, политическую и военную сферы, становится одним из решающих факторов могущества государства, влияющим и на геополитические процессы. Стремление к лидерству в области ИИ заставляет государства вкладывать все больше средств в развитие сектора, что, в свою очередь, стимулирует гонку ИИ.

Что такое искусственный интеллект?

У ИИ нет универсального определения. Хотя это связано с появлением электронной вычислительной системы и искусственных нейронных сетей в 1940-х годах, сегодня это касается более широкого круга предметов, технологий и методов. Вопреки широко распространенному восприятию ИИ, это не новая отрасль. Многие из его основополагающих концепций основаны на более чем 2000-летнем опыте в области философии, логики, математики, когнитивной психологии, лингвистики и других наук. Тем не менее, ИИ стал исследовательской областью после Второй мировой войны. В 1950 году Алан Тьюринг опубликовал свою статью ‘‘Вычислительные машины и интеллект’’, в которой предложена идея ‘‘Имитационной игры’’, построенной вокруг вопроса ‘‘Могут ли машины мыслить?’’. Позже эта идея была квалифицирована как тест Тьюринга, который измерял машинный (искусственный) интеллект. Опыт Тьюринга стал важной составляющей философии ИИ. Термин ИИ был впервые предложен и распространен американским ученым Джоном Маккарти в 1956 году в рамках организованного им семинара в Дартмуте.

Чтобы лучше понять, что такое ИИ, давайте попробуем уточнить это. Таким образом, ‘‘Искусственный интеллект. Соавтор учебника ‘‘Современные подходы’’, профессор Стюарт Рассел из Калифорнийского университета, Беркли определяет ИИ как ‘‘исследование методов, позволяющих компьютерам работать рационально». В широком смысле ИИ определяется как ‘‘изучение вычислений, которые позволяют нам воспринимать, судить и действовать’’ или ‘‘автоматизировать интеллектуальное поведение’’. В общем, ИИ можно определить как нечеловеческое мышление, которое измеряется его способностью воспроизводить свои умственные способности, такие как распознавание изображений, распознавание объектов, понимание семантического языка, адаптивное обучение на основе опыта, логика, разработка стратегии, способность делать суждения о явлениях. , принятие решений и так далее.

Обращаясь к классификации ИИ, в настоящее время принято различать два уровня ИИ — слабый (узкий) и сильный (общий) по отношению к степени воспроизводства человека AB, но в литературе часто существует третий уровень — сверхчеловечность. Эти уровни также можно рассматривать как последовательность поколений ИИ.

  • Слабая ИИ, часто называемая искусственным интеллектом, представляет собой систему ИИ, разработанную и разработанную для конкретной проблемы. Это может быть равно как и превышать человеческий потенциал для определенных задач. Примерами таких систем являются шахматная программа IBM Deep Blue, Watson (‘‘Опасность!’’), AlphaGo (go) от Google, виртуальные личные помощники, такие как Siri от Apple, или любая другая специализированная автоматизированная система. которые работают в рамках человеческого потенциала. Все существующие системы ИИ в настоящее время классифицируются как узкие или слабые.
  • Сильный ИИ, также известный как искусственный интеллект, представляет собой систему ИИ с обобщенными когнитивными способностями человека. Когда сильная ИИ представляет собой неизвестную проблему, она может быть решена без вмешательства человека. Он подходит для всего спектра человеческих способностей и может успешно выполнять любые умственные задачи, доступные человеку.
  • Искусственный сверхъестественный или сверхъестественный механизм — это машинный интеллект, который превосходит человеческий интеллект в любом вопросе. Часто главные опасения в предсказании будущего связаны с искусственной сверхчеловечностью.

Плюсы и минусы искусственного интеллекта:

Мнения о потенциальном воздействии ИИ разнообразны и отличаются как оптимистическими, так и пессимистичными тенденциями. Преимущества ИИ можно найти в том, что он помогает уменьшить вероятность ошибок и повысить точность. Он может быть использован для выполнения различных опасных задач, таких как исследование и исследование вселенной, дна океана, шахт и других недоступных или ограниченных мест. Автономные транспортные средства, эксплуатируемые ИИ, позволят сократить количество автомобильных аварий. Кроме того, ИИ широко используется ежедневно. Смартфон является наиболее распространенным примером того, как мы используем искусственный интеллект. Когда мы рисуем, алгоритм ИИ идентифицирует и распознает лицо человека и упоминает людей, когда мы публикуем картинки в социальных сетях. ИИ широко используется в управлении данными в финансовых и банковских системах. Сегодня он может обнаружить мошенничество в карточных системах. Развитые организации используют ‘‘аватары’’, которые являются дубликатами или цифровыми помощниками, и фактически взаимодействуют с пользователями. Отсутствие эмоций позволяет роботам судить логически и принимать рациональные решения. Машины, в отличие от людей, могут работать непрерывно, что повышает эффективность работы. ИИ может заменить человека повторяющимися, скучными и однообразными задачами, действуя быстрее, чем люди, и выполняя одновременно несколько функций. Широкое использование ИИ также можно увидеть в медицине. Врачи оценивают пациента или его риски для здоровья с помощью ИИ. Он также предоставляет информацию о побочных эффектах различных лекарств. Одной из причин растущей роли ИИ являются огромные возможности для экономического развития. По оценкам проекта PriceWaterhouseCoopers в 2017 году, ИИ Technologies может увеличить мировой ВВП на 15,7 триллиона долларов (14%) к 2030 году.

Наряду со всеми этими положительными аспектами, ИИ также предполагает проблемы. Прежде всего, ИИ требует больших затрат, ресурсов и времени, чтобы построить, перестроить и обновить его. Кроме того, сегодня обсуждаются многие этические и этические вопросы, касающиеся ИИ. ИИ лишен творчества и действует только в границах, которые рисует человек. Другая важная проблема заключается в том, что, хотя ИИ снижает вероятность ошибки человека, проблема может заключаться в самом коде ИИ, который в конечном итоге написан человеком. Другой важной проблемой, которую может вызвать широкое использование ИИ, является безработица. Недавние исследования показывают, что к 2025 году будет ликвидировано около 50% текущих рабочих мест, равно как и многие компании и отрасли. Наконец, люди могут чрезмерно зависеть от ИИ, что может привести к снижению умственных способностей человека. Появление автомобилей в чужих руках также является поводом для беспокойства человечества, и сценарии «автомобильного восстания» также рассматриваются в далеком будущем.

Говоря о сильной ИИ, Стивен Хокинк сказал: ‘‘Он начнет трансформироваться сам по себе, и люди, ограниченные биологической эволюцией, будут изгнаны’’. В то же время, футуролог Рэй Курцвилл считает, что в будущем люди и машины смогут выжить вместе в мире, где машины увеличивают возможности человека, сохраняя при этом сосуществование. Генри Киссинджер в своей статье ‘‘Как окончание освещения’’ в 2018 году выражает обеспокоенность по поводу быстрого роста ИИ, обнаружив, что человеческое общество еще не готово к таким изменениям. Он также критикует влияние ИИ на американские кампании, говоря о способности нацеливаться на микрогруппы, особенно через социальные сети. Если у ИИ есть возможность влиять на избирательный процесс в демократических странах, то при авторитарных режимах это может усилить общественный контроль. [2]

Военная применимость искусственного интеллекта

2017 В сентябре группа российских студентов и журналистов появилась перед Путин заявил: Искусственный интеллект — это будущее; Кто будет лидером в этой области, тот будет править миром . Три дня спустя SpaceX и основатель Tesla Илон Маск пошли дальше, написав в Твиттере: ‘‘Конкуренция за превосходство в области искусственного интеллекта, вероятно, станет причиной третьего мира’’.

Как и многие технологии, ИИ обладает скрытым военным потенциалом. Приложения ИИ уже используются в областях обороны и разведки, имея своих аналогов в гражданской жизни, таких как логистика, планирование, анализ, транспортировка, анализ данных при поддержке ИИ. Эти вложения отличаются от тех, которые используются на войне. Они обычно делятся на две группы; которые сильно влияют на оперативный уровень войны и также влияют на стратегический уровень. На оперативном уровне ИИ может оказать существенное влияние на достижение тактических целей. На стратегическом уровне это может оказать существенное влияние на масштабы и возможности войны, эскалации и деэскалации и, следовательно, на политические решения в отношении стратегической стабильности и сдерживания.

Растет интерес к самоходным вооружениям, и правительства заказывают организациям и исследовательским центрам их разработку. Но есть серьезная проблема с смертоносными автономными системами оружия или так называемыми ‘‘роботами-убийцами’’. Это оружие может выбирать и атаковать отдельные цели без контроля человека. Если бы такие системы были разработаны и внедрены, такие разработки оказали бы серьезное влияние на ведение войн, и после пушки и атомной бомбы это будет считаться третьей революцией в войне. Функция автоматического выбора и уничтожения целей может применяться к различным платформам, таким как боевые танки, корабли, самолеты. Смертельное автономное оружие вызывает ряд правовых, этических проблем и проблем безопасности. Тем не менее, Соединенные Штаты, Россия, Израиль и Южная Корея входят в число стран, которые выступают против усилий ООН по запрещению смертоносного автономного оружия.

Искусственный интеллект приносит новые геополитические тенденции

Быстрый рост и проникновение ИИ в экономическую, политическую и военную сферы делает его инструментом, который влияет на мощь государств, тем самым также влияя на геополитические процессы. 2018 год стал переломным с точки зрения оценки геополитического воздействия ИИ. Появились новые тенденции глобальной трансформации, которые условно можно назвать национализмом ИИ и национализмом ИИ. Эти тенденции были еще более подчеркнуты тем фактом, что при разработке своих национальных стратегий в области ИИ многие развитые страны одновременно стали менять свое отношение к либеральным принципам. Вместо глобального сотрудничества, глобального разделения труда, введения новых платформ и обмена талантами страны (Китай, Россия, Великобритания, Франция, Израиль, Южная Корея) подчеркивают национализм Соединенных Штатов, которые провозглашают экономическую и военную экономику своей страны. интересы как основа его стратегии ИИ. Во-вторых, политика национализации ИИ АВ предполагает следующие приоритеты: привлечение государственных и частных ресурсов, координация темпов инноваций в ОАЭ, переориентация стратегических целей для поддержки экономического роста страны, геополитические и военные преимущества на международной арене.

Некоторые геополитические прогнозы позволяют предположить, что в результате усиления и продолжения этих тенденций мир в ближайшее время претерпит значительные изменения, а международные отношения будут определяться следующими факторами:

  • Гонка ABC между ведущими странами, которая будет определять и направлять дальнейшее развитие технологии ИИ. В этом отношении выделяются «цифровые империи» США и Китая.
  • Неоколониализм ИИ в отношениях между лидерами ИИ и государствами, которые находятся вне конкуренции [3].

Роль искусственного интеллекта в стратегических планах государств:    

Государства все больше осознают экономическое, стратегическое и военное развитие ИИ. В последние годы Франция, Канада, Китай, Дания, Европейская комиссия, Финляндия, Индия, Италия, Япония, Мексика, страны Скандинавии и Балтии, Сингапур, Южная Корея, Швеция, Тайвань, Объединенные Арабские Эмираты и Соединенное Королевство опубликовало свои стратегии по продвижению и развитию использования ИИ. Эти стратегии относятся к образованию, исследованиям, цифровой инфраструктуре, государственной службе, этике и другим областям. Однако не все страны могут стремиться быть лидерами в области ИИ. Скорее, это вопрос определения и наращивания конкурентного преимущества, удовлетворения конкретных потребностей нации. Некоторые страны сосредоточены на научных исследованиях, другие — на талантах и ​​образовании, внедрении ИИ в административную работу и так далее.

В число игроков, стремящихся к мировому лидерству в этой области, входят США и Китай. В июле 2017 года Государственный совет Китая опубликовал План искусственного интеллекта нового поколения, который включает в себя цель Китая стать крупным центром инноваций в ОАЭ к 2030 году, создав 147 миллионов долларов США отечественной индустрии ИИ и мирового лидера. 50% экономической активности Китая могут быть автоматизированы, способствуя быстрому росту узкой ИИ. Он также включил ИИ и цифровые технологии в свою геополитическую стратегию. С 2016 года в рамках инициативы по созданию инфраструктуры «Зона и дорога», связывающей Азию, Африку и Европу, был запущен цифровой компонент в рамках проекта «Цифровая зона и дорога». Последним приобретением программы в феврале 2018 года стал запуск нового международного технологического центра в Таиланде для Digital Silk Road.

В феврале 2019 года президент Трамп подписал указ, подтверждающий важность лидерства в ИИ ‘‘для обеспечения экономической и национальной безопасности США и для формирования глобального развития ИИ в соответствии с национальными ценностями, политикой и приоритетами’’. В этом указе изложена инициатива ИИ США на основе пяти принципов;

  • Внедрение технологических достижений в области ИИ в федеральном управлении, промышленности и научных кругах для поощрения и обеспечения научных открытий, экономической конкурентоспособности и национальной безопасности;
  • разработка технических стандартов и снижение барьеров для безопасного тестирования и внедрения технологий ИИ;
  • обучать американских работников разработке и применению технологий ИИ;
  • укреплять доверие общественности к технологиям ИИ и защищать гражданские свободы, конфиденциальность и американские ценности;
  • продвигать международную среду, которая поддерживает американские исследования и инновации в области ИИ и открывает рынки для индустрии ИИ в США, защищая при этом технологические преимущества в отрасли ИИ и защищая технологии ИИ, чтобы избежать попадания в стратегических конкурентов и конкурирующих стран ,

Следует отметить, что, несмотря на лидерство США в области ИИ, сегодня у него нет официальной стратегии ИИ, и в этом смысле она отстает от 18 стран, которые в настоящее время имеют такие стратегии.

Относительно небольшие игроки в этой области, такие как Франция, Великобритания и Канада, также имеют амбициозные стратегии и делают значительные инвестиции в ИИ. Другие страны специализируются на конкретном секторе ИИ, следуя стратегии низкого порога. Индия, например, хочет стать гаражом ИИ, специализирующимся на разработке приложений, специфичных для развивающихся стран. Польша изучает вопросы кибербезопасности и использования в военных целях. Правительство ОАЭ запускает свою стратегию ИИ в 2017 году в октябре создается первое в мире министерство искусственного интеллекта, основной целью которого является использование ИИ для повышения производительности и эффективности.

Гонка ИИ

Учитывая динамику и потенциал развития отрасли, в не столь отдаленном будущем это имеет тенденцию приводить к гонке ИИ. Чтобы оценить, какие глобальные игроки могут принять участие в этой гонке, необходимо принять во внимание четыре ключевых фактора.

Первый — это доступ к данным, необходимым для машинного обучения и питания AB. В этой области Китай имеет конкурентное преимущество перед Соединенными Штатами с более чем 740 миллионами пользователей Интернета и 1-4 миллиардами мобильных пользователей, при этом 290 миллионов и 416 миллионов пользователей Интернета и мобильных пользователей соответственно.

Хотя Китай извлекает выгоду из конкурентного преимущества имеющихся данных и прогнозирует, что к 2030 году ему будет принадлежать 30% глобальных данных, он отстает в плане привлечения талантов из Соединенных Штатов из-за более строгих правил их использования.

Вторым критерием является наличие благоприятной экосистемы, которая допускает участие большего числа компаний AB (таких как правила использования данных, законы о конфиденциальности и т. Д.). Так, 40% (1393) от общего числа стартапов ABC в мире (по состоянию на 2018 год — 3465) находятся в США, а 11% (383) — в Китае, а Израиль занимает третье место. 10,5% (362), далее следуют Великобритания (7%), Канада (3,8%), Япония (3,1%), Франция (3,1%) и Германия (3%) [6].

Следующим важным фактором, влияющим на гонку ИИ, является уровень технологического мастерства и конкурентоспособности. Интересно, что число выпускников в Китае в два раза выше, чем в Соединенных Штатах. В частности, невероятно выросло число студентов инженерных специальностей, и в 2015 году топ-5 самых высокооплачиваемых рабочих мест были связаны с технологиями, что привело к привлечению большего количества талантов. Однако, несмотря на растущее число выпускников в области естественных наук, технологий, инженерии и математики, в области ИИ в Китае насчитывается 39 200 исследователей, что составляет около половины от общего числа исследователей в области ИИ США (78 700). Что касается исследовательской работы в области ИИ, анализ данных показал, что в 2011-2015 гг. В течение года в Китае опубликовано 41 000 исследований, а в США — 25 500. Однако, несмотря на то, что публикации Китая значительно больше по объему, он занял 34-е место по цитированию в отраслевых исследованиях, что указывает на то, что в большинстве работ отсутствовало качество, которое, например, было обнаружено в исследованиях в США (4-е). Но исследования, проведенные Институтом Аллена, показывают, что Китай готов пересечь США по количеству ссылок на исследования ABC.

Кроме того, Китай, несмотря на значительные усилия в течение нескольких десятилетий, остается зависимым от Соединенных Штатов в производстве процессоров и микросхем. Ежегодно он импортирует из США около 200 миллиардов долларов (больше, чем нефть). Развитие этого сектора является одним из главных стратегических приоритетов Китая: Китай сокращает налоги на микросхемы и планирует инвестировать в этот сектор около 32 миллиардов долларов.

Наконец, наличие достаточного капитала является ключом к успеху исследований в ИИ и смежных областях. В соответствии с этой политикой, Китай инвестирует значительные средства в усиление потенциала ИИ. Таким образом, Alibaba инвестировала 15 миллиардов долларов в исследования ИИ . Эта цифра сопоставима с американскими гигантами; В 2017 году Amazon инвестировала 16,1 миллиарда долларов в исследования в этой области. Согласно отчету Учунского университета (乌镇), китайские компании ИИ получили инвестиционное финансирование в размере 2,6 млрд. Долларов в 2012-2016 годах, что значительно меньше, чем 17,9 млрд. Долларов США в финансировании США.

Сравнивая все цифры, мы заключаем, что, хотя Китай имеет некоторые конкурентные преимущества по некоторым стандартам, в настоящее время Соединенные Штаты являются лидером в секторе ИИ . Однако следует также отметить, что мотивы Китая реальны и ясны, и их нельзя недооценивать. У него есть все возможности и условия, чтобы быть лидером в этой области, и в настоящее время прилагаются все усилия для его улучшения, поэтому в ближайшем будущем существует высокая вероятность того, что соотношение сил изменится в пользу Китая.

 

  1. Davis S. Zachary, “Artificial Intelligence on the Battlefield. An Initial Survey of Potential Implications  for Deterrence, Stability, and Strategic Surprise”, 2019
  2. Frank Slijper, Alice Beck and Daan Kayser, “State of AI. Artificial Intelligence the military and increasingly autonomous weapons”, PAX, 2019,
  3. Henry Kissinger, “The Enlightenment Ends”, The Atlantic, 2018
  4. Jeffrey Ding, “Deciphering China’s AI Dream”, Future of Humanity Institute, University of Oxford, March 2018
  5. Nicolas Miailhe, “The geopolitics of artificial intelligence: The return of empires?”, Politique étrangère, 2018/3 (Autumn Issue)
  6. Sergey Karelov, “Artificial Intelligence as A Geopolitical Factor”, 2018
  7. Stephan De Spiegeleire,  Matthijs Maas, Tim Sweijs, “Artificial Intelligence and The Future of Defense: Strategic Implications for Small- and Medium-sized  Force Providers”, The Hague Centre for Strategic Studies, 2017
  8. Stuart Russell, “Q&A: The Future of Artificial Intelligence,” University of California, Berkeley
  9. Tim Dutton, “An Overview of National AI Strategies”, Medium, 2018
  10. https://www.forbes.com/sites/bernardmarr/2018/02/14/the-key-definitions-of-artificial-intelligence-ai-that-explain-its-importance/#104a31884f5d

Автор:Татев Казарян © Все права защищены.

Перевела: Сатеник Эваджян © Все права защищены.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here