Современная эмиграция из Армении

Введение

Миграция и, в частности, отток населения — знакомое явление в Армении. С момента изгнания и казни армян турками-османами в конце XIX в. и в начале XX в. до угнетающих условий в постсоветский период и постоянного перемещения диаспорных армян, мы видим лишь несколько примеров того, как политические, экономические и социальные факторы Армении влияют на демографическую ситуацию и стабильность населения.

В настоящее время около 2.9 миллионов армян проживают в пределах границ Армении и около 8 миллионов армян живут во всем мире (Gevorkyan et al., 2008). Согласно Комплексному обследованию условий жизни 2018 г., осуществленного Статистическим комитетом Республики Армения, 130,900 физических лиц (59.8%) покинули место жительства и не вернулись (т.е., эмигрировали) в 2018 г. (ARMSTAT, 2018). Согласно недавней статье, опубликованной Eurasianet, в 2021 г. страну покинуло на 43,874 тысяч армян больше, чем въехало (Mejlumyan, 2022). За последние 4 года в Армении наблюдается сокращение населения  приблизительно на 6% (World Population Review, 2022).

Наибольшая часть армян, желающих покинуть страну, в основном, молодые люди и/или рабочие (ETF и КЦИР-Армения, 2012). Это оказывает серьезное влияние и без того малонаселенной страны, так как желающие уехать находятся “в наиболее активном репродуктивном и экономическом возрасте” (Barsoumian, 2013). Очевидно, что продолжающаяся эмиграция представляет собой серьезную угрозу для развития страны.

Кто уезжает и почему?

Ряд событий, произошедших в Армении за последние несколько лет, включая экономический кризис из-за пандемии Covid-19 и Арцахской войны 2020 г., привели к более высоким показателям эмиграции из страны (Avagyan, 2021). Рост экономических трудностей из-за пандемии, политическая неустойчивость из-за войны и общее чувство тревоги усилили желание людей покинуть Армению. Несмотря на то, что хорошо известно, что именно экономическая и политическая нестабильность способствуют волнам эмиграции, данные об особенностях мотивации физических лиц к миграции очень скудны. Несколько источников, таких как Комплексное обследование условий жизни Национальной статистической службы Республики Армения (ARMSTAT и The World Bank, 2018), административные данные из Информационной системы пограничного контроля (Manke, 2012, p. 33) и исследование от международных партнеров, таких как Мировой банк (Vidal, 2019) пролили свет на описательную информацию о людях, въезжающих и выезжающих из страны. Однако, сведения по этому вопросу остаются весьма ограниченными.

В целях борьбы с большими потоками эмиграции необходимо понимать влияние и причины эмиграции. Текущие данные о населении дают определенные представления, но мы можем пойти еще глубже, попытаться также понять качества населения, которое желает эмигрировать. Изучая эти тенденции, возможно, будет легче прогнозировать и анализировать показатели оттока населения. Мы можем задать вопрос: почему люди желают уехать? И кто уезжает? Данные из Кавказского барометра, проводимого раз в два года опроса домашних хозяйств о социально-экономических вопросах и политических взглядах, проводимого Кавказским исследовательским ресурсным центром, может пролить свет на эти вопросы (КЦИР-Армения, 2020).

Обзор и методология

Кавказский барометр — это проводимый раз в два года опрос домашних хозяйств (n= 1,491), проводимое в трех странах Южного Кавказа: в Армении, Грузии и Азербайджане. [1] Методы опроса — это многоступенчатый кластерный отбор с предварительной стратификацией, а выборка — взрослые 18 лет и старше. Интервью были представлены на армянском языке с помощью персональных интервью по компьютеру (CAPI). Датами полевых исследований данных, использованных в этом исследовании, являются с 21 февраля 2020 г. до 15 марта 2020 г. Вопрос опроса, указывающий на желание респондентов эмигрировать — “Если бы у вас была возможность, вы бы уехали навсегда?” (EMIGRAT, переменная).

Был выполнен следующий анализ данных с применением критерия согласия Пирсона (хи-квадрат) на EMIGRAT  и других переменных в наборе данных.

Из числа опрошенных лиц (за исключением АН и тех, кто ответил “не знаю”) 22% респондентов ответили, что они бы предпочли жить в другом месте, если бы могли, а 78% предпочли остаться.

Сравнивая с грузинами, в 2021 г. лишь 12% грузин желали эмигрировать, в то время как 88% предпочли остаться. Для сравнения, почти в два раза больше опрошенных армян, пожелали уехать навсегда.

На сегодняшний день многие исследования показывают, что самое большое число эмигрантов из Армении составляют те, кто уезжают на краткосрочный период, на сезонную работу, а большинство эмигрантов — мужчины, уезжающие в Россию за более высокой заработной платой и за возможностью трудоустройства. (Bolsajian 2018; Adunts et al. 2019; Agadjanian et al. 2013). Несмотря на то, что большая часть исследования сосредоточена на понимании текущих моделей миграции и ее влиянии на экономику, существует мало исследований, которые раскрывают мотивацию к миграции или прогнозируют будущие волны эмиграции. Данные, полученные из исследования от Кавказского барометра уникальны тем, что изучается восприятие. Анализируя эти данные, мы можем увидеть не только о население, которое желает эмигрировать для того, чтобы выжить, но и мы можем понять глубже население, которое именно желает эмигрировать. Самым важным отличием, которое выявляет это исследование, это то, что в дополнение к демографическим показателям, таким как возраст, пол и знание языка, отношение человека к будущему и субъективные показатели, как личные ценности, надежда, вера и способность представлять другую жизнь — все это факторы, которые способствуют эмиграции.

Анализ данных

Все данные были зарегистрированы КЦИР Армения с 21 февраля 2020 г. по 15 марта 2020 г.

Возраст и пол

Таблица 1

Неудивительно, что население, желающее покинуть Армению, значительно моложе, чем те, кто желают остаться. В 2020 г. средний возраст респондентов, ответивших “да” (как мужчин, так и женщин) составил лишь около 40 лет, в то время как средний возраст респондентов, ответивших “нет” (как мужчин, так и женщин) составил 53.3 года, разница более, чем в 10 лет (таблица 1).

Рассматривая разбивку по полу и эмиграции (таблица 2), чуть больший процент мужчин (25% от общего числа) желают эмигрировать, чем женщин (21% от общего числа).

Таблица 2

Трудоустройство и довольство работой

При изучении трудового статуса респондентов (переменные EMPLSIT, где спрашивается “Что из нижеперечисленного лучше всего описывает вашу ситуацию?”), наибольшую часть населения, которое желает остаться в Армении составляют пенсионеры и те, кто не работают, не ищут работу или не желают работать или считают, что они не могут найти новую работу за короткий период. С другой стороны, большой процент тех, кто желает уехать, находится в поисках работы. Например, лишь 10% эмигрантов — пенсионеры и неработающие, по сравнению с более, чем втрое, 32% населения не эмигрантами, которые на пенсии и не работают. Эти данные снова подчеркивают, что возраст является основным фактором в определении желания респондента эмигрировать (Приложение A).

Кроме того, лишь 16% тех, кто ответил “нет” на вопрос об эмиграции, заинтересованы в поиске работы (переменные INTSTJOB, где спрашивается “Вы сейчас заинтересованы в работе или нет?”), по сравнению с почти втрое большим числом тех, кто ответил “да” на вопрос об эмиграции. Неудивительно, что можно сделать вывод, те, кто интересуются работой, с большей вероятностью захотят эмигрировать. (Приложение B).

Желание эмигрировать связано не только с поиском работы у физического лица, но и также с предполагаемой работоспособностью у него (переменные JOBSTART, где спрашивается “Сможете ли вы приступить к работе в течение ближайших 14 дней?”). 76% тех, кто не желают эмигрировать также заявили, что они не могут приступить к работе в течение 14 дней, в то время как 24% заявили, что они могли бы. Что касается тех, кто желают эмигрировать, ответы равномерно распределились. 49% ответили “нет”, что не приступят к работе через 14 дней, в то время как 51% ответили “да” (Приложение C). Интерес к эмиграции сильно взаимосвязан не только с желанием, но и с возможностью трудоустройства.

Что касается типа работы и отрасли (переменные WORKTYP и WORKSEC), данные показывают, что у респондентов, имеющих работу, связанную со страной или получающих помощь от государства через трудоустройство и заработную плату, меньше мотивации уехать. Среди тех, кто работают в государственной организации, компании или предприятии, 35% не желали эмигрировать, в то время как лишь 18% желали эмигрировать (Приложение D).

Довольство работой

Как показано ниже на таблице 3, большая часть людей, не желающих эмигрировать, находятся между средне довольными и очень довольными людьми своей работой (83.8%), в то время как самый большой процент людей, желающих эмигрировать, приходится между в некоторой степени не довольными и в некоторой степени довольными людьми  (89%).

Из тех, кто не желают эмигрировать, 19.8% — очень довольны. Лишь 8.8% тех, кто желают эмигрировать — очень довольны. С другой стороны,  из тех, кто не желают эмигрировать, 17.6% — в некоторой степени недовольны, в то время как лишь 12.6% тех, кто пожелали бы остаться — в некоторой степени недовольны.

Таблица 3

Показатели успеха

В ответ на вопрос о восприятии качеств, благодаря которым человек с наибольшей вероятностью получит работу, наблюдается заметное различие между эмигрантским и не эмигрантским населением (Приложение E). Почти втрое больше желающих эмигрировать считают, что удача — самый важный фактор в получении работы (9.8%), по сравнению с теми, кто желают остаться (3.5%), в то время как наиболее высокий процент не эмигрантского населения считают, что образование — самый важный фактор в получении работы (37% по сравнению с 27% эмигрантского населения). Это может указывать на то, что потеря веры в систему образования, подталкивает армян к эмиграции или это свидетельствует о попытке оправдать свои трудности в поиске работы в стране. Кроме того, при сравнении этих двух групп самый большой процент тех, кто желают остаться, считают, что упорный труд и талант помогут в получении работы, в то время как самый большой процент тех, кто желают эмигрировать, считают, что связи и внешний вид важнее. Это снова свидетельствует о том, что те, кто желают эмигрировать, испытывают явное недоверие к тому, что их вознаградят за честную работу, за упорный труд такие традиционные учреждения как образование в Армении. Их большее доверие к случайности может также указывать на определенное сновидческое восприятие будущего.

Язык и умение работать с компьютером

Знание английского языка на высоком уровне (KNOWENG) тесно связано с желанием респондента эмигрировать (Приложение F). Теории неолиберальной глобализации объясняют почему и как знание английского языка являются и требованием, и мотивацией для работы или, скорее всего, для учебы за границей. Международная мобильность студентов выросла в последние годы. Число иностранных студентов увеличилось более, чем в два раза с 1998 г. по 2004 г. (Samers 2010). Подавляющее большинство студентов сосредоточено в англоязычных странах, в основном, из-за “возможности изучения английского языка в сочетании с предполагаемым качеством высших учебных заведений в этих странах и с возможными перспективами трудоустройства и обустройства, которые могут открыться после этого”. (Samers 2020, p. 27).

Таким образом, данные показывают, что отсутствие знаний английского языка отрицательно влияет на желание эмигрировать. Разница в уровне знания русского языка (KNOWRUS) не была значимым показателем желания респондента эмигрировать. Показано, что более высокие компьютерные способности (COMPABL) также являются показателем желаемой эмиграции. (Приложение F и Приложение G).

Если посмотреть на график ниже (таблица 4), уровень владения английским языком смещен в сторону более молодого возраста, так как у них более высокий уровень владения компьютером. Пожилые люди плохо владеют английским языком, и они чаще заявляют о том, что у них “нет базовых знаний о компьютерах”. Это показывает более полный профиль населения, желающего эмигрировать: это молодые люди, у кого более высокий уровень владения английским языком и которые лучше разбираются в компьютерах.

Таблица 4

Восток или Запад?

Поддержка ЕАЭС оценивалась переменной EEUSUPNA, где спрашивается “В какой степени вы поддерживаете членство Армении в Евразийском экономическом союзе, возглавляемом Российской Федерацией?” Из тех, кто желают эмигрировать 48.9% либо не поддерживают, либо, скорее всего, не поддерживают, либо частично поддерживают/либо частично не поддерживают ЕАЭС. С одной стороны, 88% тех, кто предпочли бы остаться в Армении навсегда частично поддерживают, скорее всего, поддерживают или полностью поддерживают ЕАЭС. На вопрос о результатах сотрудничества с  ЕАЭС (переменные COOPEU, где спрашивается “Как бы вы оценили текущие процессы в Армении? Итоги членства в ЕАЭС), 63% из тех, кто не желают эмигрировать, ответили положительно или, скорее всего, положительно. Из тех, кто желают эмигрировать, лишь 47% ответили положительно или, скорее всего, положительно.

Согласно этим данным, те, кто не желают эмигрировать, больше склоняются к поддержке участия Армении в организациях под руководством России, таких как ЕАЭС, возможно, это свидетельствует о том, что те, кто желают эмигрировать, испытывают более сильную тягу к местам с более западной идеологией.

Взаимоотношения за границей

Наличие близких друзей или родственников за границей является большим показателем потенциальных эмигрантов. Поскольку армяне имеют такую большую сеть диаспоры, у них больше возможностей успешно эмигрировать. Сеть за рубежом минимизирует расходы и побуждает людей покинуть страну. Это согласуется с хорошо известной теорией миграционной сети.

В 2004 г. в работе, опубликованной Институтом исследований труда, исследователи обсудили влияние, которое имеют сеть и друзья на потенциальных мигрантов и мотивацию к эмиграции.

“Сети являются важным элементом в снижении затрат на эмиграцию. И сети, и друзья играют очень важную роль в принятии решений о выборе места миграции. Люди уезжают туда, где у них есть информация. Один из видов информации — это информация, которую человек получает, наблюдая за тем, что делают другие. Еще более важным, возможно, является то, что мы показываем, что люди желают эмигрировать с друзьями”. (Epstein et al. 2004, p. 12).

В армянском контексте, видя на собственном опыте примеры друзей или семьи, живущих за границей, возможность эмигрировать может показаться более реалистичной или заманчивой. Возможно также, что члены семьи, живущие за рубежом, побуждают тех, кто все еще живут в Армении, уехать.

Поэтому неудивительно, что среди желающих эмигрировать 59% людей имеют близких друзей, живущих за границей, в отличие от 45% тех, кто не желают эмигрировать. Близкие друзья за границей и желание эмигрировать сильно взаимосвязаны, согласно этим данным. (Приложение I).

Экономический статус и доход

Таблица 5

Интересно то, что переменная, измеряющая личное благосостояние (PERSINC) не имеет значительную связь с переменной эмиграции. Тем не менее, другие показатели богатства и предполагаемого богатства, например, как часто домочадцы посещают рестораны (ACTREST) или смотрят фильм в кинотеатре (ACTTHEA), коррелируют с желанием человека эмигрировать. Согласно этим данным, частое посещение театра или кинотеатра положительно коррелирует с желанием эмигрировать (Appendix J). Из тех, кто желают эмигрировать, 60% ответили, что они посещали ресторан за последние 6 месяцев, в то время как лишь 49% неэмигрантов посещали ресторан. Несмотря на реальный или предполагаемый доход, люди, желающие эмигрировать, проявляют большой интерес к культуре, роскоши или комфорту.

Таблица 6

Несмотря на то, что уровень личного дохода не является статистически значимым показателем эмиграции, предполагаемый доход говорит о другом (переменная RELCOND, где спрашивается “По отношению к большинству окружающих вас домохозяйств, вы бы описали текущее экономическое положение вашей семьи как…?”). 21.3% респондентов, не желающих эмигрировать, считают свое текущее положение хорошим и очень хорошим, в то время как лишь 16.6% тех, кто желают эмигрировать, считают, что они находятся в хорошем или очень хорошем положении. 16.5% тех, кто желают эмигрировать, считают, что они бедные или очень бедные, в то время как 10.6% тех, кто не желают эмигрировать, считают себя бедными и очень бедными. (Приложение K). Предполагаемое экономическое состояние сильно коррелирует с переменной эмиграции. Неудивительно, что те, кто считают, что они находятся в худшем положении, с большей вероятностью захотят эмигрировать. Снова мы видим, как восприятие играет огромную роль в том, желает ли кто-то уехать из Армении или нет.

Доверие

Люди, которые склонны меньше доверять таким институтам, как медицинская система и армия, желают эмигрировать, в то время как люди, которые больше доверяют, желают остаться (Приложение L). Например, из тех, кто желает остаться, 50.9% либо, скорее всего, доверяют, либо полностью доверяют системе здравоохранения (TRUMEDI). Из тех, кто желают уехать, лишь 39%, скорее всего, либо полностью доверяют системе здравоохранения, а большая часть, по сравнению с неэмигрантским населением, 35% полностью не доверяют или, скорее всего, не доверяют системе здравоохранения. Доверие к армии также сильно связано с желанием уехать. 91% неэмигрантов, по сравнению с 84% эмигрантов либо полностью, либо частично доверяют армии (TRUARMY). Вдобавок, те, кто желают эмигрировать, меньше доверяют парламенту, исполнительной власти и полиции, чем те, кто желают остаться. (TRUPARL, TRUEXEC, TRUPOLI).

Таблица 7

Брак

Отношение к полу и браку также, по-видимому, связано с эмиграцией. 22% тех, кто желают эмигрировать, никогда не были в браке. Это в два раза больше, чем те, кто желают остаться, 11% тех, кто никогда не были в браке. (таблица  8, Приложение M).

Таблица 8, Приложение M

На вопросы о правах женщин, например, с какого возраста для женщины допустимо употреблять крепкий алкоголь, курить табак, жить отдельно от родителей, вступать в половую связь до замужества и сожительствовать с мужчиной, не выходя замуж (ACCVODK, ACCTOBA, ACCSEPL, ACCSEBM, ACCMAR, ACCOHB), в каждой категории самый высокий процент у тех, кто не желают эмигрировать ответ “ни в каком возрасте” (Приложение N). Более высокий процент тех, кто желают остаться, считают, что женщинам ни в каком возрасте не должно быть позволено что-либо из перечисленного выше, кроме вступления в брак.

Что касается брака, население, которое не желает эмигрировать, считают, что женщина должна выходить замуж в более раннем возрасте (Приложение N). Все переменные, перечисленные выше, сильно коррелируют с желанием эмигрировать. В этом смысле, можно утверждать, что те, кто желают остаться, имеют более традиционные гендерные ценности, а те, кто желают уехать, придерживаются более прогрессивных взглядов. Это имеет смысл, когда мы смотрим на разрыв между поколениями и принимаем во внимание, что те, кто желают уехать, как правило, моложе, но снова интересно рассматривать, когда мы пытаемся понять, что подталкивает молодых людей покинуть Армению.

 

Заключение

Кавказский барометр — это исследование, предназначенное для измерения общественного восприятия. Это уникально интересно при изучении темы миграции в Армении, так как оно позволяет выявить определяющие характеристики тех, кто стремится покинуть Армению навсегда, или потенциальных мигрантов. Несмотря на то, что в опросе не задается прямой вопрос, почему люди желают эмигрировать, полученные данные можно проанализировать для того, чтобы сделать выводы об этой категории населения.

Потенциальные мигранты — это, в основном, молодые люди, которые ищут возможности трудоустройства за рубежом, знают английский язык, лучше разбираются в технологиях, у них родители с высшим образованием и, в целом, они имеют более прогрессивное отношение к женщинам.

В целом, данные показывают, что те, кто желают уехать, не входят в число тех, кто относят себя к группе с самым низким уровнем дохода. Вероятно, это связано с тем, что люди, находящиеся на самой нижней ступеньке экономической лестницы не могут представить себе будущее, которое будет связано с эмиграцией. Население, желающее уехать, также не относится к группе с самым высоким предполагаемым доходом, не является наиболее экономически успешными и не вовлечено в работу, связанную с правительством. В связи с этим, профиль желающих уехать, похоже, представляет золотую середину населения: те, кто еще не достигли грандиозного успеха в Армении, но имеют достаточную известность, мотивацию или желание выехать за пределы границ Армении. Эти данные показывают, что желание эмигрировать связано не только со стремлением, амбицией и идеологией, но также связано с предполагаемой целесообразностью, т.е., респонденты понимают, что эмиграция в будущем находится в пределах возможного. Если нет, респонденты, как правило, чаще желают оставаться в Армении.

Многие сложные экономические, социальные и политические системы вносят свой вклад в миграционный кризис в Армении. Отсутствие высококачественного образования и возможностей трудоустройства для молодых людей представляет собой серьезную проблему в побуждении молодежи остаться в стране. Этот феномен “утечка мозгов” хорошо известен в Армении. Молодые люди, которые желают получать хорошую заработную плату и делать карьеру в тех отраслях, в которых они учатся, обычно стремятся к поиску лучших возможностей за рубежом. Проблема, однако, заключается в том, что университетские дипломы в Армении не всегда переводятся за границей. Разница в заработной плате также мотивирует молодых людей уехать. Согласно отчету Всемирного банка за 2020 г., трудоустроенные мигранты зарабатывают почти в два раза больше в зарубежных странах, чем в Армении, где “среднемесячная заработная плата составляла 500$ США, по сравнению с менее чем 250$ США получаемых их коллегами, работающими в Армении” (Honorati et al. 2019, p. 3).

Учитывая эту информацию, больше исследований, направленных на понимание психики потенциальных мигрантов, могли бы помочь в создании целевых программ и политики, направленных на то чтобы обратить вспять растущую тенденцию. С другой стороны, определенные целевые программы такие, как более качественные курсы английского языка и более продвинутое технологическое обучение также могут заинтересовать эту группу населения и повысить вероятность того, что они останутся в стране. Если Армения желает удержать яркую, талантливую и мотивированную молодежь, нация должна расти в экономическом и культурном плане. Например, путем улучшения возможностей трудоустройства в отраслях, в которых заинтересованы молодые образованные люди, путем увеличения образовательных программ и финансирования культурных мероприятий, которые привлекают и вовлекают молодежь, Армения может решить проблему миграции в национальном масштабе. Примерами достойных инвестиций могут быть оплачиваемые стипендии и стажировки для начинающих работников, креативные возможности для молодежи, доступ к большому количеству публичных произведений искусства и мест для сборов, улучшение транспортной инфраструктуры, создание большого количества молодежных сетей и других программ, которые помогут удержать молодое и мотивированное население. Таким образом, люди снова увидят в Армении надежду на будущее для себя.

  1. Это исследование не проводилось в Азербайджане с 2013 г.


Adunts, D., Afunts, G. (2019). ‘Seasonal Migration and Education of Children Left Behind: Evidence from Armenia.’ CERGE-EI Working Paper Series No. 641.

Agadjanian, V., Sevoyan, A. (2013). Embedding or Uprooting? The Effects of International Labour Migration on Rural Households in Armenia. International Migration Vol. 52 (5). 

Avagyan, L. (2021). Armenia’s Deepening Demographic Challenge: Covid-19, Artsakh War Compound the Problem. Hetq

Barsoumian, N. (2013). To Greener Shores: A Detailed Report on Emigration from Armenia. The Armenian Weekly.

Bolsajian, M. (2018). ‘The Armenian Diaspora: Migration and its Influence on Identity and Politics.’ Global Societies Journal. Vol. 6

Caucasus Research Resource Center (CRRC) – Armenia (2020). Caucasus Barometer 2019 Armenia [Data set]

Epstein, G. & Gang, I. (2004). The Influence of Others on Migration Plans. (IZA Discussion Paper No. 1244). IZA.

European Training Foundation (ETF) and Caucasus Research Resource Center (CRRC) – Armenia (2012). Migration and Skills in Armenia: Results of the 2011/12 Migration Survey on the Relationship Between Skills, Migration, and Development. European Training Foundation. 

Gevorkyan, A., Gevorykan, A., & Mashuryan, K. (2008). Little Job Growth Makes Labor Migration and Remittances the Norm in Post Soviet Armenia. Migration Policy Institute.

Honorati, M., Kerschbaumer, F. & Yi, S. (2019). Policy Brief: Armenia: Better Understanding International Labor Mobility. The World Bank.

Manke, M. (2011). Enhancing Migration Data Collection, Processing and Sharing in the Republic of Armenia: Needs Assessment and Gap Analysis Report. International ORganization for Migration Mission in Armenia

Mejlumyan, A. (2022). Out-migration in Armenia increasing. Eurasianet.

National Statistical Service of the Republic of Armenia (ARMSTAT) (2018). Migration Snapshot of the Republic of Armenia — 2018. Armstat.

National Statistical Service of the Republic of Armenia (ARMSTAT), World Bank (2018). Armenia Integrated Living Conditions Survey (ILCS) 2018, Ref. ARM_2018_ILCS_v01_M

Samers, M. (2010). Migration (Key Ideas in Geography). Routledge.

Vidal, E. (2019). Migration Data in the Context of the 2030 Agenda: measuring migration and development in Armenia. International Organization for Migration. 

World Population Review. (2022). Armenia Population 2022 (Live)


Все таблицы составлены автором с использованием данных из Кавказского барометра, а корреляции оцениваются с помощью критериев согласия Пирсона (хи-квадрат).

Employment

Appendix A

Appendix B

Appendix C

Appendix D

Indicators for Success

Appendix E

Language and Comp Ability

Appendix F

Appendix G

East vs. West

Appendix H

Relationships Abroad

Appendix I

Economic Status and Income

Appendix J

Appendix K

Trust

Appendix L

Marriage

Appendix M

Women’s Rights

Appendix N

Позиция, мнения и заключения автора, выраженные в этой статье, не обязательно отражают взгляды КЦИР-Армения.


Автор: Талия Либерман (Talia Lieberman) © Все права защищены.

Переводчик: Сона Мелконян (Sona Melkonyan).

Талия Либерман является писательницей и исследовательницей. В настоящее время живет в Ереване, в Армении. Она окончила Пенсильванский университет со степенью бакалавра в области визуальных исследований и экономики. Осенью она начнет обучение в магистратуре по количественной экономике в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Во время пребывания в Армении она работала научным сотрудником в Кавказском исследовательском ресурсном центре Армении, в независимом, беспартийном исследовательском центре, который занимается решением национальных и региональных, социально-экономических и политических вопросов посредством сбора высококачественных данных и анализа.