Grotian Moment: часть первая

Photo credit: AK
Photo credit: AK

Концепция “Grotian  Moment” и новое понимание правовой  теории государственности

События, которые произошли в мире в конце 80-х – начале 90-х ХХ века, в корне изменили условия дальнейшего развития международных отношений. Распад одной из мировых систем –социализма, многонациональных государств в Восточной Европе и СССР привели к резкому обострению противоречий, росту политической нестабильности и появлению локальных конфликтов. В первую очередь это относилось к полиэтническим государствам и регионам, которые превратились в узловые пункты столкновений геополитических, экономических интересов региональных и нерегиональных игроков.

В итоге за последние десятилетия международное право также подверглось фундаментальным изменениям. Оно сформировалось из ряда законов контролирующих межгосударственные отношения, где государства были единственными исполнителями ролей, и превратилось в универсальную систему законов, договоров и правил поведения, регулированием которой занимались государственные и негосударственные акторы. В условиях глобализации государства утеряли некоторые особенности суверенитета, а большая часть их прав по самоуправлению растворилась в региональных и глобальных нормах, которые зачастую препятствуют государствам принимать решения. Если государства игнорируют действующие международные нормы и принимают независимые решения в тех областях, где действуют только международные законы, то они подвергаются таким рискам вмешательства со стороны других государств, каковыми являются: санкции, изолированность и возможная интервенция. Похожие коренные изменения действующих в мире норм, которые относятся к правовой теории государства, приводят к созданию новых норм.

Некоторые из специалистов утверждают, что государственность уже не ограничивается четырьмя традиционными показателями конвенции Монтевидео: определенная территория, постоянное население, наличие правительства и способность вступать в международные отношения с другими государствами. Напротив, если субъекты желают обозначиться на мировой арене в качестве государства, они должны соответствовать дополнительным показателям. На самом деле эти дополнительные показатели являются составляющими четвертого, т.е. умения установить международные отношения, который включает в себя необходимость признания региональными партнерами и “Great Powers”-ми, проявление уважения к правам национальных меньшинств, обязательства по участию в международных организациях и соблюдению международных норм. Такой вариант развития международного права, вследствие которого возникают новые его нормы и теории, определяется как “Grotian Moment”.

Понятие “Grotian Moment” важно настолько, насколько точно оно позволяет ученым и специалистам по международному праву описать значимость государства сегодня, а также определить, которые из государств на международной арене действуют или бездействуют без последствий.

Что такое “Grotian Moment”?

“Grotian Moment” это термин, который означает сдвиг теоретических основ традиционного международного права, в котором новые законы и теории появляются и принимаются с непривычной скоростью. Иными словами, “Grotian Moment” это некий пример, который вносит коренные изменения в действующую международную систему, таким образом допуская развитие нового принципа традиционного международного права с исключительной скоростью. Термин G.M. впервые был употреблен Ричардом Фолком в 1985-м году. Начиная с тех времен, эксперты использовали его в разных значениях.

Понятие получило свое название в честь известного политического мыслителя и юриста 17-го века Гуго Гроция, который считается основателем современного международного права. В одной из своих влиятельных работ – De Jure  Belli ac Pacis” («О праве войны и мира»), – Гроций предложил новый взгляд на международное право, целью которого было отражение европейской реальности после Вестфальского мира в контексте «новоиспеченных» государств.

Многие аналитики считают, что создание Нюрнбергского суда в конце Второй мировой войны и было G.M. (проф. Лейла Садант). Более того, создание законодательства ООН рассматривается как иной тому пример (проф Бардо Гассбендер и Дженни Мартинес). Еще одним примером G.M. ученые приветствовали основание Международного уголовного суда.

Чтобы объяснить идею G.M., ученые пользуются многими другими терминами. Профессора Анна Мари Слотер и Уильям Буркет-Уайт упоминают термин «конституционный момент» и утверждают, что для США акт террора 11-го сентября стал новой угрозой, связанной с международным обществом и которая основана на реформировании новых юридических норм.

Некоторые из последних происшествий также могут описываться как проявления G.M. Яркий пример этому – развитие гуманитарного вмешательства в конце 20-го века. В 1999 году войска НАТО вошли в Сербию, чтобы защитить коренных албанцев Косово от «этнической зачистки» их со стороны правительства Югославии. НАТО не была уполномочена на это действие со стороны ООН, но в результате глобального консенсуса (лат. “Consensus” -соглашение, единодушие) по поводу этого вмешательства оно объявилось «нелегальным, но легитимным». Получается, что ООН превратилась в орган, который узаконивает действия государств, в том числе и их незаконные проявления.

Международное сообщество реагирует на вмешательство новой доктриной, которая называется «Обязательство защиты» и которая уполномочивается в ограниченных условиях гуманитарной интервенции. В подобных случаях понимание гуманитарной интервенции, по мнению многих ученых, может определяться как G.M.

Второе – акт террора 11-го сентября 2001-го года на Пентагон и Мировой торговый центр, который оставил глубокий след в восприятии военных законов международным сообществом. После террора 11-го сентября Совет Безопасности ООН принял резолюцию №1368, которая закрепила право применения силы в Афганистане против Аль-Каиды в целях самообороны, тем самым поддержав идею легализации применения силы государством против негосударственных лиц в целях самообороны в рамках международного права. В конечном итоге в условиях глобализации за последние десятилетия теория правовой государственности де-факто подверглась глубоким изменениям.

Правовая [Декларативная] теория государственности

Согласно международному праву, любой субъект может быть признан государством только при соответствии четырем показателям государственности, исходящих из конвенции Монтевидео 1993-го года. Согласно этим показателям, государственность — правовая теория, согласно которой с легкостью можно решить, квалифицируется ли данный субъект как государство или нет. Иными словами, согласно конвенции Монтевидео, государственность это положительная правовая теория, которая, в общем, отделяется от политических актов признания государства.

После того, как субъект выходит на мировую арену и представляется в качестве государства, внешние участники вольны в признании или непризнании его таковым.

Решение о признании – чисто политический акт и полностью зависит от позиции властвующего режима. Таким образом, внешние участники могут принять данную единицу в качестве государства, хотя она может и не соответствовать необходимым показателям, и наоборот, не принять в качестве субъекта, несмотря на соответствие всем четырем показателям. Конвенция Монтевидео, которая основывается на показателях правовой государственности, целенаправленно игнорирует суматошность процесса политического признания.

Таким образом, теоретически субъект может быть квалифицирован как государство, в то время как многие государства могут не признать его таковым. Более того, согласно третьей части конвенции, «Политическое существование государства не зависит от признания со стороны других государств. Даже до признания государство имеет право защищать свою целостность и независимость, т.е. – «самоорганизовываться» так, как считает нужным».

Тем не менее, некоторые защищают так называемый «конституционный тезис признания», и признание именно со стороны внешних участников представляется основным элементом государственности. Таким образом, согласно данной точке зрения, субъект не может квалифицироваться как государство, если внешние участники не признают его таковым. Академики не поддерживают конституционную точку зрения, хоть и на практике она более реалистична. В результате, декларативная теория государственности проявляется по-разному.

Государственность – своеобразный «щит», имеющий защитную функцию и ограждающий самоуправление признанных государством субъектов от возможных угроз.

Почему государственность важна? Каковы ее основные особенности и как она защищает суверенитет государства?

Как было указано выше, государственность является «щитом суверенитета» Субъект, который рассматривается в качестве государства, просто-напросто исходит из своей государственности.

Во-первых, каждый раз, когда недоброжелательный сосед или группа государств решают нарушить границу военным путем, государство может объявить о вооруженном нападении, ссылаясь на «теорию правовой самозащиты». Также оно может ждать поддержки от других доброжелательно настроенных стран, под видом коллективной самозащиты. Негосударственные субъекты не могут с такой же легкостью функционировать данным образом. Негосударственный субъект – это ничья земля (Terra nullius).

Во-вторых, государственность защищает суверенитет государства, которое, становясь членом или участником разных международных организаций, обязуется принимать их основные юридические и политические решения. Негосударственные субъекты ограничены в своих юрисдикциях и не могут влиять на развитие международных норм, предъявлять претензии к действующим международным нормам, лоббировать крупные страны, вынуждая их следовать некоторым правилам поведения на мировой арене.

Вышеуказанные два пункта, конечно, подтверждают важность роли государственности, но действительно ли также они убеждают в справедливости данной точки зрения? Этот вопрос приобретает более важную ценность в нынешних геополитических условиях, когда данный тезис не выделяется своей стойкостью. Негосударственные субъекты в своих юрисдикциях не только не ограничены, но еще и предлагают свои нормы, и утверждать, что на арене международных отношений у них вторичная роль, мягко говоря, «нечестно»


Список использованной литературы:

  1. Anne-Marie Slaughter & William Burke-White, An International Constitutional Moment, 43 Harv. Int’l L. J. 1, 2 (2002).
  2. Milena Sterio, The Kosovo Declaration of Independence: Botching the Balkans or Respecting International Law? 37 Georgia J. Int’l & Comp. L. (2009).
  3. Milena Sterio, The Evolution of International Law, 31 Boston College Int. & Comp. L. Rev. (2008).
  4. Milena Sterio, A Grotian Moment: Changes in the Legal Theory of Statehood. Research Paper 10-200. Cleveland State University.(October 2010).
  5. Michael J. Kelly, Pulling at the Threads of Westphalia: “Involuntary Sovereignty Waiver”? Revolutionary International Legal Theory or Return to Rule by the Great Powers?, 10 Ucla J. Int’l. & For. Aff. (2005).
  6. Michael P. Scharf, Seizing the “Grotian Moment” Accelerated Formation of Customary International Law In time of Fundamental Change, 43 Cornell Int. L. J. 1(2010).
  7. Grotian Moments and Accelerated Formation of Customary International Law: https://www.youtube.com/watch?v=Cg-KqXovOF0
  8. Charter http://www.un.org/en/sections/un-charter/chapter-vii/index.html

Автор: Анна Хачян. © Все права защищены.

Перевел: Раффи Ширинян


 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here