Турция и Организация Исламского Сотрудничества: Часть 2

Рост роли Турции в ОИК

В результате пропорциональных парламентских выборов 2002 года к власти пришла отделившаяся от партии “Благоденствия” новоявленная Партия справедливости и развития (ПСР), учредителями которой были Абдуллах Гюль и Реджеп Тайип Эрдоган. Взгляды этих деятелей, прошедших исламскую идеологическую школу, существенно повлияли на внутреннюю и внешнюю политику Турции, что позволило многим аналитикам утверждать, что Турция постепенно отдаляется от Запада и сближается с Востоком.

Согласившись с этой точкой зрения, нужно констатировать, что крах двухполярного мироустройства и исчезновение советской угрозы дали Турции шанс отказаться от своих ограниченных возможностей в отношениях со странами Запада и найти альтернативные векторы внешней политики в лице исламского мира. Как отмечает турецкий политолог Сами Коэн, Турция начала во многих вопросах руководствоваться собственными национальными интересами. Попробуем выделить вытекающие из этих интересов наиболее явные цели, которых придерживается Турция, осуществляя внешнюю политику, в том числе и в своей деятельности в рамках ОИК.

  1. Неоосманизм
  2. “Мост” между Западом и Востоком
  3. Консолидация мусульманского мира под руководством Турции

Новую политическую идеологию, выдвинутую в Турецкой Республике в 21-ом веке, многие эксперты называют “неоосманизм”, которая предполагает восстановление турецкого влияния на бывших владениях Османской Империи. По этому поводу есть интересное наблюдение у турецкого аналитика-журналистаКемаля Озтюрка. В своём исследовании “Действительно ли Турция имеет неоосманскую мечту” аналитик обращается к внешнеполитическим изменениям Турции, отмечая, что Эрдоган своими выступлениями периодическиразжигает неоосманские чувства общества и призывает восстановить мост, связывающий с Османской историей. Примечателен в особенности тот факт, что Эрдоган ввёл традицию, по которому президентская охрана должна была состоять из 16-и человек, что символизировало бы воинов всех 16-и великих империй, созданных за всю историю Турции. Эти воины, впоследствии постоянно присутствуя на церемониях президентского дворца, отражают опыт восстановления моста с прошлым и согласовывания с историей Турции.

Ещё 15 лет назад Абдуллах Гюль, тогда член исламской партии “Благоденствия” (“Refah”), признался одному американскому журналисту, что его мечта – создать сообщество стран, в котором Турция сможет объединить Европу с мусульманским миром[i].

В 2004 году в своём выступлении во время форума ОИК эту идею Гюля развил Р. Эрдоган. По его словам, сдвиг геополитических приоритетов к Ближнему Востоку позволяет Турции благодаря своей исключительной географической позиции и историческому опыту играть роль “моста” между Западом и Востоком, стать своеобразным политическим, экономическим и культурным “буфером”, фактором стабильности в регионе. По мнению Эрдогана, Турция – та страна, которая может принести культуру “примирения и честного посредничества” странам региона[ii].

На первый взгляд такой образ действий Турции был выгоден и США, так как в лице Турции США и Израиль имели бы мощного союзника в регионе и более благоприятный шанс изменить ситуацию на Ближнем Востоке в своих интересах. Напомним, что учредительными целями ОИК являлись решение Палестинского вопроса и освобождение Иерусалимских святынь. Следовательно, для США Турция – тот посредник, который мог бы стать миротворцем между ОИК и союзом США-Израиль[iii].

Однако какими бы заманчивыми для Турции не были ожидаемые от Запада чаяния, она не может игнорировать свои интересы и возможности, предоставленные в отношениях с ближневосточными странами. Множество учёных и политических деятелей в Турции были против проекта США “Большой Ближний Восток”. Для мусульманского мира это было новой формой колониализма, что, если учесть их недавнюю борьбу за самостоятельное распоряжение собственными ресурсами, воспринимается ими крайне болезненно. Кроме того, для Турции неприемлема поддержка США курдских партий, цель которых – создание независимого курдского государства. С другой стороны, обусловленный предварительными условиями членства в Европейском Союзе и затянутый процесс ведёт к внутренним политическим недовольствам и расколам в Турции.

Всё это послужило поводом для Турции активировать свою происламскую политику. В политических кругах страны стало распространяться мнение, согласно которой Турция должна увеличить свою роль в ОИК. Репутация Турции в организации заметно возросла, когда парламент Турции отклонил проект предоставления своих военных баз войскам США для вторжения в Ирак. Возрастанию репутации Турции способствовали также жёсткие антиизраильские высказывания Эрдогана и ухудшение турецко-израильских отношений.

Турецкий дипломат – лидер ОИК

Благодаря широкой турецкой лоббистской деятельности 15 июля 2004 года во время 31-ого заседания конференции министров иностранных дел ОИК турецкий учёный и дипломат Экмеледдин Ихсаноглу был избран генеральным секретарём ОИК.

В течение своей службы на этой должности (с 2004 г. по 31 января 2014 г.) Ихсаноглу смог внести изменения в ОИК, в какой-то степени повысив эффективность самой большой исламской организации. Новое название организации, а именно Организация исламского сотрудничества (далее – ОИС), содействовало углублению сотрудничества между исламскими странами. В числе программы реформ были “программа действий на 10-летний срок по реагированию на вызовы 21-ого века” и пересмотренный устав ОИС, который был принят ОИС в 2008 году. Этими двумя документами турецкий деятель внёс новые идеи и принципы в ОИС, среди которых, например, создание постоянной комиссии по правам человека, проект разработки действий по усилению культурного диалога и борьбе против терроризма и т.д.

Примечательна деятельность Ихсаноглу в вопросе осуществления торгово-экономических реформ организации. Он придавал особое значение активизации торгового оборота внутри организации. А его самой главной инициативой являлась так называемая “хлопковая программа” ОИС, чья цель – способствовать развитию экономики членов организации, в частности стран западной Африки.

Одним из успешных шагов турецкого дипломата было создание представительства ОИС в Брюсселе, благодаря чему организация решала два важных вопроса. Во-первых, посредством постоянного представительства ОИС, как единый голос мусульманского мира, обеспечивала постоянную связь с ЕС и создавала постоянную платформу совместных с ним действий. А во-вторых, становилась представительством 20 миллионного мусульманского населения в Европе, которое при необходимости должно было защитить интересы последних.

В январе 2005 года Ихсаноглу объявил, что цели ОИС станут реальностью, “если мы сможем изменить свою тактику принятия резолюций и найдём механизм их реализации. Иначе множество наших резолюций будут всего лишь выражением доброжелательного отношения друг к другу”. В 2006 году ОИС организовала встречу между духовными лидерами общин суннитов и шиитов Ирака. В результате был подписан договор о примирении, который призывал прекратить кровопролитие в Ираке. Фактически, этим шагом Ихсаноглу пытался расширить рамки деятельности ОИС, приписывая последнему функции разрешения конфликтов и поддержания мира.

В последние годы ОИС имело широкое вовлечение в осуществлении политики действий против “исламофобии”, что в частности проявилось в виде резкой реакции на знаменитый инцидент[iv] с датскими карикатурами. Позиция Организации исламского сотрудничества способствовала интернационализации вопроса. Так, Ихсаноглу выступил с заявлением, которым призывал ООН принять резолюцию, запрещающую нападки на религиозные убеждения. В дальнейшем ОИС также делал дипломатические предложения государствам Запада применить резолюцию 16/18 комиссии ООН по правам человека для борьбы “против нетерпимости, негативных стереотипов и религиозной стигматизации”. В рамках такой политики в январе 2013 года в Стамбуле ОИС организовала встречу юристов по линии прав человека, где были заново утверждены последующие шаги организации изучить те правовые методы, с помощью которых была бы запрещена религиозная нетерпимость по отношению к мусульманам.

Период правления Турции в ОИС совпал с событиями Арабской весны. Более того, Ихсаноглу как лидер ОИС, неоднократно показал своё положительное отношение к этим революциям. На одном из совещаний, организованных “Brookings Doha center”, он отметил, что произошедшие революции на самом деле стали “осенью для арабских диктаторов”, а арабскому населению предоставили шанс “войти в контекст истории”, так как они долгое время были вне истории из-за своей политической элиты. Позиция Ихсаноглу не могла не влиять и на политику ОИС. Например, во время ливийской “весны” ОИС была первой международной организацией, которая выступила с осуждением насилия по отношению к мирным гражданам, более того, отправила им поддержку с помощью Египта и Туниса. Не вдаваясь в подробности событий Арабской весны, лишь заключим, что падение сильнейших из арабских стран оказалось выгодным для Турции. После революций из обессиленных стран ни Ливия, ни Египет, ни Сирия не смогли восстановить свои лидерские позиции в мусульманском мире, а также в ОИС.

13-ый саммит ОИС, оценка деятельности организации

В 2014 годуистексрок Ихсаноглу, и генеральным секретарём ОИС был выбран бывший министр Культуры и информации Саудовской Аравии Ияд Амин Мадани, несмотря на это, Турция продолжает свою активную деятельность в рамках организации. С 14 по 16 апреля 2016 года 13-ый саммит ОИС был торжественно проведён в Стамбуле. В принятой декларации имелись пункты, непосредственно касающиесянациональных интересов Турции, в частности, защите прав турецкого населения Западной Фракии (№96), процессу репатриации мцхетских турков (№97), а также обеспечения безопасности, религиозных, образовательных, культурных прав Крымских татар (№98).

Другое проявление турецкой инициативы отражается в 113-м пункте, которым конференция приветствует сделанное 13 апреля 2016 года совместное заявление президента Турции Р. Эрдогана и президента Казахстана Н. Назарбаева стартовании процесса исламского сближения, цель которого – решать конфликты, признавая принципы территориального единства и суверенитета.

В Декларацию №202 пунктом была включена также принятая во время 40-ой сессии совета министров иностранных дел ОИС резолюция No: 8/40, с проектом которой выступила Турция. Согласно этой резолюции, было решено задействовать центр Политического сотрудничества и координации, как специализированный институт ОИС, штаб-квартира которого должна находится в Стамбуле.

Из 113 и 202 пунктов можно заключить, что Турция пытается взять на себя функции разработки, управления и координации политических курсов в ОИС. Однако, согласно нашему прогнозу, в обозримом будущем Турции не удастся перевести деятельность организации в деле разрешения конфликтов с декларативного характера на более практическую плоскость.

Тем не менее, резюмируя всё это, следует констатировать, что служба Ихсаноглу, а также повышение роли ислама в политике Турции способствовали восстановлению доверия исламских стран к ранее прозападной Турции. Расширились экономические связи Турции с членами организации, систематизировались шаги, направленные на защиту прав мусульман в не мусульманских странах. Ясно также то, что Турция желает восстановить доставшуюся ей от Османской империи историческую миссию и пытается использовать ОИС для объединения всего исламского мира. Но вместе с тем, эффективность турецких усилий принять лидерство исламского мира через ОИС не совсем реалистична по ряду причин. В Организации исламского сотрудничества имеются значительные недостатки. Во-первых, между членами организации существуют довольно серьёзные политические, идеологические, социально-экономические, географические, демографические различия, которые препятствуют полноценной консолидации исламского мира. Кроме этих различий между членами организации имеются конфликты по пограничным, религиозным, этническим вопросам. До тех пор, пока ОИС не преодолеет эти проблемы, ей не удастся принять на себя влиятельную международную роль. Вышеназванные проблемы очевидны и для Турции, поэтому она пытается всячески повысить эффективность ОИС. После событий Арабской весны Турция множество раз продвигала точку зрения, что Организация исламского сотрудничества должна действовать в соответствии с изменениями, произошедшими в регионе. Об этом на различных платформах высказывался Давутоглу, отмечая, что в период, последовавший после Арабской весны, ОИС является “единственной организацией-покровителем” мусульманского мира, и она должна повысить свою эффективность, должным образом реагируя на трансформации в регионе[v]. Возможно этим фактором была обусловлена спекуляция вопроса Нагорного Карабаха Турцией на 13-ом саммите ОИС, на чём более детально остановимся в третьей части исследования.


  1. Ա. Հովհաննիսյան «Թուրքիա. Ազնիվ միջնորդություն, թե՞ քաղաքական սակարկություն», էջ 347, Թուրքագիտական և օսմանագիտական հետազոտություններ VI, ՀՀ ԳԱԱ Արևելագիտ. ին-տ. Երևան, 2009.
  2. Ա.Փաշայան, Իսլամական կոնֆերանս կազմակերպությունը, նպատակները, գործունեությունը, դիրքորոշումը ղարաբաղյան հակամարտության նկատմամբ, Երևան 2002թ.
  3. Ս. Բաղդասարյան, «Թուրքիայում արդիականացման ընթացքի և քաղաքական իսլամի դերի հարցի շուրջ (1970-2000-ականթթ.)», էջ 39, Մերձավոր և Միջին Արևելքի Երկրներ և Ժողովուրդներ Հ. 22. ՀՀ ԳԱԱ Արևելագ. Ինստիտուտ։ Երևան, 2003.
  4. А.Борисов, Организация политические аспекты, ,,Народы Азии и Африки”, Москва 1983г..
  5. А.Пашаян, Новые тенденции в межисламских отношениях, Ереван 2000 г..
  6. Иванова И.И. «Ближневосточная политика Турции: картина прошлого (1980-2010) и нынешние очертания», стр. 51, Сборник статей. “Ближний Восток и современность”. Выпуск сорок третий. М. , 2011
  7. Н.Жданов, Исламская концепция миропорядка, Москва 1991г..
  8. Aykan, Mahmut B., 1994, “Turkey’s Role In The Organization Of The Islamic Conference: 1960 – 1992”, Vantage Press: New York,
  9. Bolukbash Suha. “Behind the Turkish-Israeli Alliance: A Turkish View”, Journal of Palestine studies 113. Autumn 1999.
  10. Muhittin Ataman, Ayşe Nur Gökşen, Sembolizm ve Aktivizm Arasında, Islam Işbirliği Teşkilatı, www.setav.org
  11. Sahar, Al Bahr, “Reforming the OIC”, Al Ahram Weekly Online, 21-27 July 2005, http://weekly.ahram.org.eg/2005/752/in4.htm
  12. “The Republic of Turkey and The Organization of The Islamic Conference,, http://www.mfa.gov.tr/the-islamic-conference–_oic_.en.mfa
  13. Sami Kohen, “Dış politikada değişen ne?’’, Miliyet. 06.11.2009, http://www.milliyet.com.tr/Yazar.aspx?aType=YazarDetay&ArticleID=1158745&AuthorID=58&Date=06.11.2009
  14. Final Communique of 20th Session of ICFM http:/oic-un.org.
  15. ԻՀԿ-ի պաշտոնական կայքէջ, http://www.oic-oci.org/.
  16. Բրուկինքս ինստիտուտի կայքէջ, http://www.brookings.edu
  17. Final communique of the 13th Islamic summit conference (PDF)
  18. Organization of Islamic Conference. Resolutions on Political Affairs Adopted By The Eleventh Session Of The Islamic Summit Conference”  (PDF)


“Organization of Islamic Conference. Resolution No. 10/37-Pol On The Aggression Of The Republic Of Armenia Against The Republic Of Azerbaijan”

[i] Ա. Հովհաննիսյան «Թուրքիա. Ազնիվ միջնորդություն, թե՞քաղաքական սակարկություն», էջ 347, Թուրքագիտական և օսմանագիտական հետազոտություններ VI, ՀՀ ԳԱԱ Արևելագիտ. ին-տ. Երևան, 2009.

[ii] См. тамже

[iii] Bolukbash Suha. “Behind the Turkish-Israeli Alliance: A Turkish View”, Journal of Palestine studies 113. Autumn 1999.

 [iv]В сентябре 2005 года в датском журнале Jyllands-Postenбыли опубликованы 12 карикатур по мотивам образа основателя ислама пророка Мухаммада

[v] Muhittin Ataman, Ayşe Nur Gökşen, Sembolizm ve Aktivizm Arasında, Islam Işbirliği Teşkilatı, p. 26


Автор: Армине Мурадян (ArmineMuradyan). © Все права защищены.
Перевела: Анна Акоджян.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here