Основные противоречия китайско-американских экономических отношений.

Photo: www.huffingtonpost.com
Photo: www.huffingtonpost.com

Китайско-американские отношения в сфере торговли и экономики выделяются своими двойными стандартами и характеризуются как широким сотрудничеством, так и присутствующими в них глубокими противоречиями.

Будучи лидерами среди развитых и развивающихся стран, эти государства своей экономикой если не направляют, то существенно влияют на геоэкономические и геополитические процессы международных отношений, что и обусловливает актуальность и важность данного аналитического разбора.

Первой характеристикой китайско-американских экономических отношений является их взаимосвязанность[i]. Однако чем глубже связь, тем больше круг столкновения интересов.

Целый ряд торгово-экономических противоречий (торговый дефицит, валютные споры, внешний долг, экономическая либерализация, отток технологий) обусловлен глубокими политическими причинами, так как обе стороны часто используют эти противоречия, чтобы надавить и усмирить друг друга.

Из проблем, существующих в китайско-американских отношениях, выделим следующие:

  • Двусторонний торговый дисбаланс,
  • Валютные проблемы,
  • инвестиционная политика,
  • рост топливно-энергетического спроса Китая
  • региональное соперничество.

Проблемы торгового дефицита и профицита

Торговля между США и Китаем зарегистрировала стремительный рост, когда Китай стал членом ВТО в декабре 2001 года. Параллельно с этим вырос торговый дефицит США. Многие американские аналитики считают, что причиной торгового дисбаланса между двумя странами является проводимая Китаем нечестная экономическая и валютная политика, что влияет на экономику США.

Торговля товарами США с Китаем.

Год Импорт из Китая Экспорт в Китай Торговый дефицит США с Китаем
1995

2000

2005

2010

2012

2014

$46 млрд

$100 млрд

$243 млрд

$365 млрд

$426 млрд

$466 млрд

$12 млрд

$16 млрд

$41 млрд

$92 млрд

$111 млрд

$124 млрд

$34 млрд

$84 млрд

$202 млрд

$273 млрд

$315 млрд

$342 млрд

2016 $463млрд $116млрд $347млрд

Источник: U.S. International Trade Commission. URL: http://dataweb.usitc.gov/scripts/cy_m3_run.asp

Таблица не включает торговлю услугами, где США имеет профицит с Китаем.[ii]:

В США существуют опасения, что торговый дефицит приводит к потере рабочих мест в стране. Среднестатистический американский работник за час зарабатывает $12.16, а китайский – $1.36. Из-за дорогостоящей рабочей силы в Америке те компании, которым не удается задействовать свои фабрики в США, делают это в Китае. Позиция китайцев в этом вопросе состоит в том, что на сокращение рабочих мест существенно влияет технологическое развитие, а не торговый дефицит.

Следующее опасение состоит в том, что потребители США поддерживают рабочую силу других стран. При дефиците торговли товарами США приобретает фабричные товары за рубежом. При экспорте в США продукт китайского фабричного рабочего, скорее всего, будет стоить больше, чем во внутреннем рынке Китая.

В этих проблемах Китай обвиняет США, отмечая, что Китай работает над торговым балансом, но эти усилия не взаимны. Кроме того, компоненты многих экспортируемых в США товаров с пометкой “Made in China” производятся в других странах, так что Китай немногим выигрывает от этого экспорта[iii]. Но в торговых статистиках полная стоимость даже таких товаров записывается в счет Китая.

В докладе Министерства торговли КНР отмечается, что Китай никогда не стремился иметь торговый профицит и годами предпринимает активные шаги к увеличению импорта из США[iv]. Уже сегодня он — 3-ий крупнейший импортер американских товаров, уступающий лишь партнерам США по Североамериканскому соглашению о свободной торговле (NAFTA). Еще в 2010 году прогнозы Министерства финансов США о том, что в том году экспорт Америки в Китай зарегистрирует 36%-ый рост по сравнению с 2009 годом, осуществились: в 2010 году американский экспорт в Китай дошел до рекордных 32%, а китайский экспорт в США – 23%[v].

Китайцы обвиняют американскую сторону также в том, что те устанавливают контроль над экспортом высоких технологий, и просят американскую сторону оставить мышление времен холодной войны, ослабить контроль над экспортом в Китай и увеличить объемы экспорта высоких технологий. В свою очередь США, понимая огромный потенциал Китая и желая сохранить некоторое превосходство над этой страной, не увеличивает объемы экспорта, что вполне естественно.

Валютный спор

В 1994 году Китай определил курс юаня к доллару с коэффициентом 8.3:1. Для развивающихся стран это – аргументированный и обычный шаг. Вначале с таким курсом торговый баланс в Китае был близок к нулю, и проблем не возникало. Но вопрос в том, что у Китая резко возросло производство, что должно было быть своевременно отрегулировано. Китай становился все более конкурентоспособным в торговле товарами, но, несмотря на это, противился призывам отрегулировать курс. Именно в это время торговый профицит Китая на 10% превысил ВВП. Из-за торгового профицита при увеличении коэффициента курса к доллару центральный банк собирал резервы, в результате чего резервный фонд Китая стал самым большим в мире, дойдя до $4 миллиардов.

С 2005 года Китай проводит политику медленной и контролируемой ревальвации юаня, которая, однако, приостановилась в 2008 году из-за мирового финансово-экономического кризиса. В Восточной Азии, по сути, сформировался блок стран (Южная Корея, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Тайвань, Сингапур и Таиланд), чья национальная валюта зависит от юаня.  Американская сторона утверждает, что курс китайской валюты намного ниже курса, продиктованного условиями рынка, что дает преимущество Китаю в торговом обмене.  Из-за валютных споров в 2009 году США установили таможенные пошлины на 35% китайских товаров, что было воспринято КНР как проявление протекционистской политики США. Отметим, что Китай отрицает все обвинения в манипуляциях курсом юаня. Нет оснований для серьезного поднятия курса юаня. Главная причина дефицита США в торговле с Китаем не курс юаня, а структура торговли и вложений между двумя странами. Китай аргументирует низкий курс своей валюты тем, что поднятие курса поставит граждан и предпринимателей Китая в тяжелую ситуацию, и китайская экономика коллапсирует, а при крахе последней значительно пострадает как американская, так и всемирная экономика.

Со времен экономического кризиса 2008 года бюджетный дефицит США начал расти. Китай, обладая 3.3 млрд долларами в своем международном валютном резерве, стал крупнейшим заемщиком США. В марте 2013 года в резерве Китая находились акции казначейства США на сумму $1.32 трлн. Сегодня долг США Китаю составляет $600 млрд. Некоторые аналитики США опасаются, что Китай может обесценить американские доллары. Однако наиболее близкие к финансовой системе Китая источники находят, что Китай может использовать эти доллары за рубежом[vi]. Китай успешно манипулирует долгом США и находящимися у нее резервными долларами, если появляется повод усмирить США в таких вопросах, как например: проблема прав человека, ограничения на экспорт технологий в Китай, вопрос Тайваня и т.д. США в свою очередь не платит долг, чтобы держать Китай в зависимости.

Согласно прогнозам экономистов из Института мировой экономики Петерсона к 2030 году юань разделит вместе с долларом позицию базовой валюты (то есть, курсы мировых валют будут зависеть от национальных валют Китая и США), а до 2037 года окончательно сформируется блок стран с зависимой от юаня валютой[vii].

Особенно чувствуется влияние юаня в Восточной Азии, где он опережает даже доллар. 2005-2008 гг. в 3 из 10 странах этого региона юань считался преобладающей базовой валютой (валюты остальных 6-и зависели от доллара, а одной – от евро), затем 2010-2012 гг. количество таких стран увеличилось с 3 до 7. Сейчас доминирование доллара в Азии ограничивается лишь Гонконгом, Монголией и Вьетнамом. Характерно, что роль доллара играет решающую роль в небольших странах, между тем как юань преобладает в крупных экономиках.

В ответ на экономическую экспансию Китая США исполнил известный “Поворот к Азии” (Pivot to Asia), чтобы своим дипломатическим, экономическим, стратегическим присутствием в восточноазиатском регионе сдержать экономический и военный рост Китая. В то же время на саммите Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества Б. Обама заявил, что США и восемь других стран подписали Соглашение о транстихоокеанском партнерстве, относящееся к свободной торговле, в которое не был включен Китай.

Однако в январе 2017 года президентским меморандумом Трампа США вышли из Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, при том, что страны, включенные в него, под руководством США имели большой потенциал воспрепятствовать укреплению региональных позиций Китая. Китай в свою очередь ведет активные работы в рамках Всестороннего регионального экономического партнерства и Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли, которые считаются противовесом Транстихоокеанского партнерства. На первый взгляд меморандум Трампа дает Китаю ещё более широкие возможности для присваивания лидерства в регионе. Тем не менее, мы уверены, что США сохранит здесь свое влияние в формате двусторонних отношений с восточноазиатскими странами.

Неравномерная политика зарубежных инвестиций

Политика Китая по прямым зарубежным инвестициям крайне неравномерна. Согласно Индексу ограничений на прямые иностранные инвестиции Организации экономического сотрудничества и развития, Китай — самая закрытая из крупных экономик (в особенности в таких секторах сервиса, какими являются финансы, телекоммуникации, медиа и логистика). Даже в относительно открытых секторах американские компании сталкиваются с проблемами в Китае, так как права собственности слабо защищены.

В таких условиях китайские компании выигрывают за счет своей защищенности во внутреннем рынке и затем покупают своих конкурентов в США и Европе. В последние годы исследования подтвердили покупку Китаем Smithfield Foods (компания по производству свинины в США) и Syngenta (швейцарская сельскохозяйственная химическая компания с большим количеством сделок с США)[viii].

Начиная с 2015 года Китай начал продавать свои сбережения для сохранения высокой стоимости своей валюты, и ее $4 миллиардный сберегательный резерв превратился в $3.1 млрд. Но сейчас он вновь начал расти благодаря в первую очередь зарубежным инвестициям государственных компаний.

Топливно-энергетическая политика Китая и рост регионального влияния. 

Топливно-энергетическая политика Китая тоже является предметом обсуждений в китайско-американских отношениях. Китаю принадлежит 40% мирового спроса на нефть[ix], а это означает, что этот фактор сегодня существенно влияет на формирование цен на нефть.

В сентябре 2013 года во время визита в Среднюю Азию президент Китая Син Цзиньпин выступил с двумя предложениями[x]:

  • Возродить экономическую зону шелкового пути,
  • Создать морскую зону шелкового пути.

Эти программы направлены на укрепление экономических связей между Китаем, Средней Азией и Европой, содействие легкому перевозу природных ресурсов Центральной Азии и Ближнего Востока[xi].

За последние годы Китай создал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank), а также более амбициозную и перспективную инициативу “Один пояс и один путь”, направленную на создание огромной транспортной сети[xii].

Скептическое отношение администрации Трампа к международным надгосударственным структурам (IMF, WTO) и приостановка деятельности в них позволяет Китаю занять освободившееся место. Выдвигая стабильные и перспективные программы, Китай угрожает ослабить влияние США в регионах. Сказанное относится также и к отношениям с отдельными странами. Неожиданное и резкое сближение президента Филиппин с Китаем – наиболее яркий пример того, как бывший союзник США уступает под региональным весом Китая[xiii].

В китайско-американских отношениях конфликтным является и укрепление военного потенциала Китая, что особенно заметно в восточноазиатском регионе. Небезосновательны опасения США, что расширение внешней торговли с Китаем, в особенности в сфере новейших технологий, способствует усилению военного потенциала последнего. Отмечается, что Китай в состоянии использовать экономические достижения последних 25 лет против США на региональном и глобальном уровне. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute), военные расходы Китая в 2014 г. составили $188 млрд, а США $640 млрд. Однако прибыль, полученную в результате сбыта китайского товара во внутреннем американском рынке, Китай направляет на усиление своего военного потенциала, который с годами увеличивается. Вашингтон опасается также по причине того, что Китай различными путями приобретает американские технологические новинки и модернизирует свой военный потенциал.

Заключение

Еще во время своей президентской кампании Трамп обещал увеличить таможенные пошлины для китайских товаров. Причиной его позиции, квалифицированной как “протекционистский”, по нашему мнению, являлось стремление выиграть доверие граждан США, в особенности безработных, и пробудить надежду на то, что американский рынок будет защищён от китайской экспансии, а количество рабочих мест увеличится.

Но за год президентства это обещание Трампа еще не было реализовано и, скорее всего, никогда не будет. Причина становления Китая настолько мощным экономическим соперником заключается в том, что Дэн Сяопин начал вести открытую внешнюю экономическую политику с 1980-ых годов, и страна во многом выиграла благодаря американским вложениям и технологическим трансферам. В результате большая часть чистой стоимости китайского экспорта, по некоторым расчетам – 55%, выпадает на долю американских компаний и работников. Нежелание вводить экономические санкции объясняется тем, что при их реализации США будет нанесен настолько же сильный удар. Более того, возможно, что сегодня от таможенных пошлин Китай пострадает меньше, чем, например, 10 лет назад, так как он более не ограничивается рынком США в экспорте товаров или в иностранных вложениях.


  1. CRS Report R41108, S.-China Relations: An Overview of Policy Issues, Susan V. Lawrence., August 1 2013
  2. CRS Report RL33536, China-US trade issues, by Wayne M. Morrison
  3. Guangkai X., International Situation and Security Strategy, China Institute for International Strategic Studies, Beijing, 2009
  4. https://www.brookings.edu/- Brookings հետազոտական ինստիտուտի պաշտոնական կայք
  5. Lio Zongyi, China’s Economic Relations with SAARC: Prospects and Hurdles, China International Studies, September/October 2014
  6. Research Report on China-US Economic and Trade Relations, Ministry of Commerce of the People’s Republic of China, May 25th , 2017, http://images.mofcom.gov.cn/www/201705/20170525093626470.pdf
  7. Timothy F. Geitner. China’s Currency Policies and the U.S.-China economic relationship


[i] То, насколько взаимосвязаны экономики этих двух стран, показывает тот факт, что при падении ВВП США на 1% китайский экспорт в американский рынок падает на 4-5%, см. Guangkai X., International Situation and Security Strategy, China Institute for International Strategic Studies, Beijing, 2009, P. 66

[ii]Подробнее см. CRS Report RL33536, China-US trade issues, by Wayne M. Morrison

[iii]В отчете приводится пример Apple Iphone, http://images.mofcom.gov.cn/www/201705/20170525093626470.pdf

[iv]http://images.mofcom.gov.cn/www/201705/20170525093626470.pdf , p. 71

[v] Timothy F. Geitner. China’s Currency Policies and the U.S.-China economic relationship. September 16. 2010 http://www.treas.gov/press/releases/tg858.htm

[vi] CRS Report R41108, U.S.-China Relations: An Overview of Policy Issues, Susan V. Lawrence. , August 1 2013, p. 41

[vii]http://armef.com/news/category/comment/article/article_1377676743

[viii]https://www.brookings.edu/research/the-future-of-u-s-china-trade-ties/

[ix] International Energy Agency, Key World Energy Statistics, 2012, 2012, p .45, http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/name,31287,en.html.

[x] Xi Jinping, President of the Peoples Republic of China, Speech at the Indian Council of World Affairs, New Delhi, 18 September 2014

[xi] Lio Zongyi, China’s Economic Relations with SAARC: Prospects and Hurdles, China International Studies, September/October 2014, p.127

[xii]https://www.academia.edu/34495264/Trump_and_the_Asia-Pacific_Do_the_Ties_Still_Bind

[xiii]https://www.academia.edu/34495264/Trump_and_the_Asia-Pacific_Do_the_Ties_Still_Bind


Автор: Армине Мурадян © Все права защищены.

Перевела: Анна Акоджян.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here